“Кант — ключевой символ Калининграда”

Академический журнал «Кантовский сборник» (издатель — Academia Kantiana, структура БФУ им. И. Канта) был включен в Scopus (крупнейшая база отслеживания научных публикаций). В интервью Афише RUGRAD.EU директор Academia Kantiana, главный редактор журнала, доктор философских наук Нина Дмитриева рассказала о значении включения «Кантовского сборника» в Scopus для российского и регионального научного сообщества, каких результатов удалось добиться благодаря федеральному гранту и как с помощью чат-бота специалисты БФУ популяризируют наследие философа.

— Как вы прокомментируете включение журнала «Кантовский сборник» в Scopus? В БФУ им. И. Канта отмечают, что фактически это включение издания «в список лучших мировых научных журналов». Вы согласны с такой оценкой? 

— Безусловно. Включение в Scopus подтверждает, что материалы нашего журнала как по форме, так и по содержанию соответствуют высокому научному уровню. Успех «Кантовского сборника» стал возможен благодаря команде высококлассных специалистов: редакторов, переводчиков, экспертного сообщества авторов и рецензентов, среди которых международные специалисты по Канту, неокантианству и Просвещению. Стоит также отметить высокий уровень финансовой и административной поддержки со стороны руководства БФУ им. И. Канта. Ведь в современных научных проектах без грамотного администрирования практически невозможно двигаться вперед. А надлежащее финансирование позволяет привлекать хороших специалистов для работы над проектом.

— Насколько знаковым это событие является для отечественной философской науки в целом? Фактически же в России всего несколько вузов имеют в Scopus журналы, посвященные исследованиям философии?

— Это, конечно, большое событие для отечественной философии. До сих пор в скопусовской рубрике «Философия» индексировались, если не ошибаюсь, 12 российских журналов. Причем минимум 4 издания — тематические, то есть посвящены определенным направлениям, вроде феноменологии или средневековой философии. «Кантовский сборник» также относится к этой рубрике, а его тематика — Кант, рецепция и критика кантовской философии, неокантианство и философия Просвещения в их истории и современности, — находятся в тренде и имеют ясные перспективы для дальнейшего развития. Отмечу также, что в этом году вместе с нами в Scopus вошел еще один, четвертый, журнал Института философии РАН — «Логические исследования». Этот журнал также является тематическим.

— Почему было решено издавать журнал параллельно на двух языках? 

— Это решение было продиктовано в основном двумя соображениями: просветительским и репутационным. Что касается первого, для молодых русскоязычных исследователей чтение и понимание научных текстов по интересующей тематике может представлять известную трудность. Я много раз сталкивалась с ситуацией, когда молодые люди, легко говорившие на иностранном языке, не понимали серьезный академический текст, написанный на этом языке. Публикация материалов в оригинале с параллельным переводом позволяет решить эту проблему и открывает молодым ученым доступ к содержательной стороне международной научной дискуссии. Кроме того, молодежь получает своего рода дидактическую помощь в искусстве перевода: любой, кто поставит себе такую цель, может на основе наших публикаций познакомиться с особенностями перевода специальной философской терминологии и сложных высказываний, чему в университетах практически не учат.

В репутационном отношении это решение позволило привлечь в качестве авторов таких маститых российских и зарубежных исследователей, как, например, Алексей Круглов, Манфред Баум, Рудольф Лангталер, Райнер Энскат, Ханс Адлер… Им импонирует тот факт, что мы не просто публикуем оригинальный авторский текст, но и гарантируем его профессиональный перевод, что существенно расширяет читательскую аудиторию. До перехода журнала на двуязычный формат довольно трудно было заполучить ранее не публиковавшуюся статью зарубежного автора. А ведь «первая публикация» — непременное требование, предъявляемое к журналам мирового уровня. Исключение возможно, только если журнал официально объявит себя переводным, что накладывает на него серьезное ограничение — журнал лишается возможности публиковать оригинальные русскоязычные тексты… В конечном счете, параллельное издание на двух языках — это очень полезный и перспективный опыт для российской гуманитаристики.

— Насколько мировое научное сообщество в настоящий момент интересует исследования, которые ведутся по философскому наследию Иммануила Канта в России? 

— Интерес к российской рецепции кантовской философии нельзя назвать центральным для мирового академического сообщества. Но этот интерес есть, в особенности когда речь заходит о таких знаковых для мировой культуры фигурах, как Л. Н. Толстой или Ф. М. Достоевский. Здесь можно привести в пример относительно недавнюю публикацию книги Алексея Круглова, посвященной Толстому как читателю Канта. Она вышла сначала в Германии на немецком языке, а уже потом у нас на русском. Благодаря «Кантовскому сборнику» возможность полноценного встраивания исследований о русском восприятии Канта в международную научную повестку значительно увеличивается. Кроме того, двуязычный формат издания позволяет пропагандировать русскую интеллектуальную историю и культуру за пределами России, что является моим личным приоритетом как российского исследователя и главного редактора. Вместе с тем, когда речь заходит о значимости отечественных исследований в мире, многое зависит от их качества. Поэтому мы очень серьезно подходим к рецензированию всех поступающих в редакцию материалов. Это позволяет поддерживать высокий научный уровень наших публикаций, что подтверждают отзывы российских и зарубежных экспертов.

— Осенью 2019 года Академия Кантиана выиграла федеральный грант в 44 млн руб. на проведение исследований в области философии. Каких результатов удалось добиться за это время?

— Прошлый год был посвящен преимущественно выяснению применимости теоретических положений кантовской философии для анализа процессов, происходящих в современной науке. Отмечу, что это очень нетривиальная задача. С одной стороны, нужно было прояснить содержание самих идей и принципов кантовской философии науки, исследования которой в настоящее время образуют своего рода мейнстрим в кантоведении. С другой — соотнести эти идеи и принципы с более поздними теориями рациональности, с актуальными процессами интеграции и дезинтеграции научного знания, с развитием нейронауки и когнитивистики. Параллельно велись исследования кантианской практической рациональности и проблем Нового Просвещения — это всё вопросы, затрагивающие человеческое поведение и функционирование человеческого разума в условиях современных социальных потрясений. О результатах говорить пока рано: исследования продолжаются.

— Среднестатистическим обывателем философские исследования воспринимаются как нечто из области «высокой науки», то есть как то, что его никаким образом не касается. Вы могли бы раскрыть практическое значение каких-либо исследований, которые реализуются в рамках мегагранта?

— В рамках анализа кантовской практической рациональности наши исследователи вышли на проблемы, которые ближе и важнее обычному человеку, чем теоретические вопросы. В частности, еще Кант заметил, что разумом можно злоупотреблять, и назвал это «умствованием». Думаю, каждый из нас сталкивался с этим явлением в повседневной и профессиональной жизни. Умствование ведет к самообману в отношении своих мотивов и конкретных правил поведения и в конечном счете к нарушению нравственного закона. То есть рациональность — это орудие обоюдоострое: разум является источником морали и нашего достоинства, но он же позволяет нам оправдывать наши моральные проступки перед самими собой. В то же время, этика Канта включает в себя допущение «общего человеческого разума» — набора наиболее фундаментальных и оправданных моральных обязательств, которые разделяют все люди и которыми они, как им кажется, руководствуются, даже когда умствуют. Всё усложняет и то, что мы вынуждены признать историческую изменчивость моральных норм. Налицо конфликт, разрешить который на современном уровне пытаются наши исследователи.

Другой пример — кантовская концепция образования. В ней содержатся многие предрассудки его эпохи — например, в отношении рас или женского пола, — и эти моменты нуждаются в исправлении и обновлении. Но форма построения этой концепции, которая имеет в виду человека как целое, то есть принимает в учет не только когнитивное, но и нравственное развитие ребенка, не утратила свою ценность. Например, широко известно утверждение Канта о том, что дети должны быть «дисциплинированными» и «цивилизованными». Но оно часто воспринимается поверхностно и в корне неверно. Под «дисциплиной» Кант подразумевает вовсе не муштру путем наказаний, поскольку это противоречит «руководству разумом», а развитие у ребенка способности противостоять склонностям и подчинять поведение нормам. А под «цивилизованностью» — способность участвовать в общественных отношениях, то есть в разумных рассуждениях с целью сотрудничества с другими людьми ради взаимной выгоды. Изучение этих проблем выводит нас на вопрос о значении гуманитарных наук для целостного воспитания человека, ведь по своей сути они являются дискурсивными дисциплинами, то есть предполагают коммуникацию, диалог, что можно реализовать только в условиях спонтанности, креативности и человечности живого общения. Обстоятельства же дистанционного обучения, навязанные нам пандемией, серьезно препятствуют такому общению.

Эти и другие вопросы кантовской практической рациональности и Нового Просвещения станут фокусом наших исследований в этом году.

— Для Калининградской области тот факт, что именно структура БФУ им. Канта выиграла федеральный грант и ведет исследования подобного уровня, несет какие-либо репутационные выигрыши? Это повышает, к примеру, узнаваемость региона в научном сообществе?

— Разумеется, такой грант — это значительный вклад в репутацию университета, в повышение его узнаваемости в России и в мире. Кроме того, в рамках мегагранта запущены три проекта, которые привлекут внимание не только к университету, но и ко всему региону. Первый — это электронная библиотека, работы над которой ведутся в сотрудничестве с библиотекой БФУ и центральными библиотеками России. Планируется создать полнотекстовую базу русскоязычной «Кантианы», в которой будут собраны все свидетельства внимания к Канту и его философии в России с конца XVIII — начала XIX веков. Это очень трудоемкая задача, но, если нам удастся ее решить, мы станем центром притяжения исследовательского интереса, полноценно реализовать который можно будет из любого уголка мира.

Другой проект — это виртуальная 3D-модель кантовского дома в Кёнигсберге. Его разрабатывает Научно-исследовательский центр социально-гуманитарной информатики БФУ под руководством Елены Барановой, в сотрудничестве со специалистами из Марбурга, Москвы и Тамбова. Дом Канта был снесен еще в конце XIX века. Реконструкция такого рода — это очень кропотливая, буквально ювелирная работа по сбору разрозненных источников, их анализу, сопоставлению, исторической критике и только потом — графической визуализации помещений и объектов дома Канта.

Третий проект — чат-бот «Кант», который создается усилиями сотрудников Центра нейротехнологий и машинного обучения под руководством Натальи Шушариной. Этот продукт отчасти является ответом на предыдущий вопрос, связанный с результатами, понятными и востребованными людьми, не близкими к философским исследованиям. Основной посыл этого проекта — приобщить обычных людей к философии в ненавязчивом развлекательном формате. Чат-бот сможет вести диалог с пользователем и отвечать на самые разные вопросы в своеобразном «философском» стиле. Хотя подобные ответы не претендуют на правильность в отношении философского содержания, они позволят познакомить человека с характерным стилем речи и суждениями Иммануила Канта.

— На ваш взгляд, в городе сейчас достаточно уделяется внимания фигуре философа? Местный бизнес порой использует его имя для своих брендов — вы считаете, что такая ситуация подчеркивает значимость его фигуры или, наоборот, нивелирует его научное значение?

— Кант, пожалуй, ключевой символ Калининграда. И поэтому, как бы мы к этому не относились, его имя и образ используют и будут использовать в коммерческих целях. Плохо, конечно, когда представителям бизнеса и культуры изменяет вкус, из-за чего появляются достаточно спорные пассажи с использованием имени и образа философа. Однако это никак не влияет на научное значение наследия Канта — это, к счастью, разные вещи. Научное значение определяется не рекламными лейблами, а результатами исследований, которые ведутся в разных точках земного шара.

— В апреле 2024 года весь мир будет отмечать 300-летний юбилей со дня рождения Иммануила Канта. Какие процессы по подготовке к этой дате сейчас идут в Калининграде? Уже понятна примерная программа мероприятий, которые БФУ готовит к этой дате? Как бы вы оценили их масштаб и значение?

— Программа мероприятий к 300-летию Канта — обширная и амбициозная. И в силу этого еще находится в движении, так что говорить о ней подробно пока рано. Из того, что уже определилось, могу назвать мировой Кантовский конгресс, который удалось «привезти» в Калининград. Это было непросто, но благодаря поддержке руководства университета и правительства Калининградской области, российско-немецкого форума «Петербургский диалог», Института философии РАН, МГУ им. Ломоносова и зарубежных коллег-кантоведов, которые поняли всю важность этого события для российской философии и поверили в возможность провести конгресс у нас на высоком научном и организационном уровне, такое решение все-таки состоялось. Теперь наша задача — максимально оправдать полученный кредит доверия. Если конгресс пройдет успешно, то научная репутация университета и туристическая привлекательность региона в мире взлетят на небывалую высоту, что еще долго будет приносить хорошие дивиденды.

 

Источник: https://rugrad.eu/afisha/news/kant-klyuchevoy-simvol-kaliningrada-ego-imya-budut-ispolzovat-v-kommercheskikh-tselyakh/

  • Мы на youtube

    Подпишитесь на наш youtube-канал

  • Подписка

    Новости от Kant-Online
  • Like Academia