Нина Дмитриева: «Нас интересует не только Кант, но и интеллектуальный багаж его эпохи – эпохи Просвещения»

В БФУ им.И.Канта появилось новое подразделение Академия Кантиана. Его научным руководителем стала Нина Дмитриева, доктор философских наук, профессор Московского педагогического государственного университета, редактор журнала «Скепсис». Она занимается историей русской и европейской философии конца XIX — первой половины XX вв, специалист по истории русского неокантианства. Мы побеседовали с ней и узнали, чем займётся Академия Кантиана, почему сегодня актуален проект Просвещения и почему сегодня так актуальна философия.

— Нина Анатольевна, сначала поговорим об Академии Кантиане. По сути, это продолжение и развитие более чем сорокалетней истории изучения кантовского наследия в Калининграде. Что это за структура? Какие первоочередные задачи перед ней стоят?

— Академия Кантиана – это научная структура, преемница Института Канта. Однако наши исследовательские задачи мы видим шире. Нас интересует не только Кант, но и интеллектуальный багаж его эпохи – эпохи Просвещения. А также, ещё шире  – активный и взаимный обмен идеями между Россией и Западом, что было в истории практически всегда, но именно начиная с эпохи Просвещения стало неотъемлемой частью российской и европейской культур. Это видно, хотя бы,на примере рецепции идей Канта в России: без этой рецепции был бы немыслим, например, Владимир Соловьёв – такой, каким мы его знаем и ценим, а без рецепции в Европе идей русских неокантианцев, русских персоналистов или русских марксистов мы бы получили совсем другую картину развития философии в Германии, во Франции или Италии в первой половине ХХ в.

— Если с выбором рецепции идей Канта в качестве одного из направлений исследовательской деятельности Академии Кантианы всё более-менее понятно, то почему другим приоритетом стала философия Просвещения? Разве проект Просвещения до сих пор актуален? Не утратил ли он своё значение ещё в XIX веке? Если нет, то какова тогда роль России в воплощении его идеалов? 

— На мой взгляд, проект Просвещения как раз в наше время чрезвычайно актуален – и в России, и в мире. И связано это, прежде всего, с фантастически быстрым развитием науки и ускоренным воплощением её результатов в жизнь – без них теперь даже повседневность немыслима. С другой стороны, уровень развития науки таков, что не только школьного, но и университетского образования уже не хватает, чтобы успеть мыслью за всеми её открытиями. Даже если отвлечься от такой больной темы, как падение уровня образования, то и среди, казалось бы, хорошо образованных людей заметно своего рода интеллектуальное небрежение: если наука, несмотря на все её полезные изобретения, вроде смартфона или Интернета, не в состоянии сделать мою жизнь лучше, счастливее, то зачем мне напрягаться, чтобы понять, чем она занимается?! Причём это небрежение относится как к естествознанию, так и к социально-гуманитарным наукам. Последние вообще находятся в плачевном состоянии. Как наиболее близкие к мировоззренческим проблемам, они очень сильно страдают от подмены теории идеологией и фактически утратили доверие к себе и со стороны широкой публики, и со стороны представителей естественных и точных наук.

А между тем другого пути сделать жизнь лучше, как восстановить авторитет науки, истины и разума, у человечества просто нет. Речь не идёт о слепом поклонении какому бы то ни было авторитету. Поклонение авторитетам принципиально чуждо просвещённому человеку. И кантовский критицизм – прекрасный образец такого типа мышления. Осмыслить пройденный интеллектом путь и заново выстроить отношения между наукой и человеком, наукой и обществом – первоочередные задачи современного проекта Просвещения, целью которого всегда было и остаётся изменение жизни всех и каждого к лучшему. На мой взгляд, у России есть шанс возглавить это движение благодаря богатейшему просветительскому опыту, выработанному и сохраненному её культурной традицией.

— На ваш взгляд, какими преимуществами обладает наш университет, которые в перспективе могут позволить ему стать мировым научным центром изучения рецепции идей Канта и исследования философии Просвещения? 

— У БФУ есть традиция изучения Канта, что в эпоху постоянных изменений и сломов очень большое преимущество. Более длительной непрерывной кантоведческой традицией в нашей стране может похвастаться разве только Институт философии РАН и МГУ им. М.В. Ломоносова. Кроме того, БФУ – динамически развивающийся университет с опытными и энергичными руководителями и доказанными успехами в разных областях науки: от физики до юриспруденции и лингвистики. Очень надеюсь, что философам удастся воспользоваться опытом коллег, наладить междисциплинарные связи, оживить традицию и привлечь к сотрудничеству лучших российских и западных специалистов. Хотя философия – довольно специфическая сфера научного исследования, и опыт других дисциплин к ней не всегда приложим.

— Есть ли какие-то конкретные научные, образовательные или популяризаторские проекты, над которыми работает Академия Кантиана? 

— Наша структура находится ещё в стадии формирования, поэтому конкретные проекты мы только начинаем запускать. Из тех, что стартовали, назову популяризаторский проект нашего сотрудника Валентина Балановского «Около Канта» для слушателей калининградского радио «Балтик плюс». В день рождения Канта в Кафедральном соборе состоялась первая лекция нашего научно-популярного Кантовского лектория, которую прочитал известный немецкий кантовед Юрген Штольценберг [интервью с ним здесьприм.ред.]. А 1 июня калининградцам будет представлена вторая лекция, с которой выступит замечательный специалист по русской философии из МГУ, председатель Научного совета Академии Кантианы Алексей Павлович Козырев. То есть мы хотели бы, чтобы в этом лектории был представлен весь тематический спектр нашей Академии, а не только кантовская философия. Кант был просветителем, успешно работал и читал лекции в самых разных областях науки, и потому, на мой взгляд, у нас есть право назвать его именем просветительский лекторий с довольно широкой философской и междисциплинарной тематикой. Хотя, конечно, акцент мы планируем делать именно на кантовской философии, её рецепции и актуальности.

В наших планах, кроме того, разработка новых программ для магистратуры и аспирантуры, подготовка исследовательских проектов, проведение научных конференций, семинаров, летних школ. Первую школу мы планируем провести в августе этого года в Светлогорске.

Иммануил Кант (картонный бюст находится в корпусе на Университетской,2)

— Расскажите, пожалуйста, немного подробнее о летней школе.

— Летнюю школу в этом году мы решили посвятить этике Канта и её актуальности. Это первая в Калининграде летняя школа по философии, и мы хотим предложить студентам и молодым учёным нечто оригинальное и действительно привлекательное. В качестве руководителя школы мы пригласили профессора Юргена Штольценберга, известного кантоведа, соиздателя трёхтомного «Лексикона Канта» – наверное, самого масштабного и значимого проекта в кантоведении в XXI веке. Профессор Штольценберг очень опытный преподаватель, носитель классической европейской университетской традиции. И мы даём возможность нашим слушателям окунуться в эту традицию, поработать с философскими источниками так, как это делают на семинарах в Хайдельберге, Гёттингене или Халле. При этом участники школы смогут в гораздо более неформальной обстановке обсуждать с преподавателем и тьюторами прочитанное, прояснять непонятное. И, наверное, главное –они получат уникальный шанс представить на суд европейского эксперта и своих коллег собственные проекты, связанные с идейным наследием Канта.

Ещё одна привлекательная особенность нашей школы — участие в ней совершенно бесплатно. Правда, отбор в неё происходит на конкурсной основе. И мы ждём не только студентов-философов, но и представителей других специальностей. Важно, чтобы все участники всерьёз интересовались Кантом и философией.

— С каждым визитом Калининград становится для вас всё более и более знакомым и понятным. Как бы вы охарактеризовали специфику нашего региона, если, конечно, она как-то даёт о себе знать?

— В Калининграде чувствуется близость к морю. Это – или что-то ещё – придаёт общественной жизни динамизм, открытость, свежесть, молодость. Вообще у меня возникло впечатление, что в регионе много молодёжи – тем интереснее и перспективнее здесь работать, оказываешься участником большого культурного проекта по формированию новой российской интеллигенции.

— Нина Анатольевна, по вашему мнению, какое место Калининградская область и в частности БФУ им.И.Канта занимают на научной карте России и Европы?

— Центральное! Даже если я выдаю желаемое за действительное, ничего нереального в этом нет. Калининград вполне может стать и фактическим, и символическим местом встречи представителей науки и искусства, продуктивного обмена лучшими достижениями русской и западной культур. И Кант, как genius loci [гений места — прим.ред.], я уверена, поможет аккумулировать в Калининграде необходимые для этого интеллектуальные силы.

— Как бы вы сформулировали для старшекурсника, магистранта или молодого учёного, которые ещё колеблются в выборе дальнейшей научной стези, зачем нужно изучать наследие Канта или мыслителей Просвещения?

— Кант и просветители – причём и европейские, и русские – учат двум главным вещам: мыслить и быть гражданином. Ни деньги, даже очень большие, ни положение в обществе никогда не заменят полноценного развития этих двух специфически человеческих навыков, необходимых для достижения счастья.

https://www.kantiana.ru/news/142/209906/

Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Current month ye@r day *

  • Подписка

    Новости от Kant-Online
  • Like Academia