Хироо Накамура. Кант в Японии

Хироо Накамура - доктор философии, Профессор кафедры прикладной этики Наганского национального технологического колледжа

Хироо Накамура – доктор философии, Профессор кафедры прикладной этики Наганского национального технологического колледжа

1. Япония в трудах Канта

Япония была известна Канту из книг, которые в те времена основались на работах Энгельберта Кемпфера[1]. Об этой маленькой островной империи на Дальнем Востоке Кант писал в своих лекциях по физической географии. В качестве источников, на которые опирался Кант, историки приводят следующие труды: «Историю Японии»[2] (1727), «Историю и описания Японии»[3] (1777–1779) и ее второе издание: «Краткую историю и описание японской империи»[4], (1783), автором которых был Кемпфер, а также «Критические и философские заметки о Японии и японцах»[5] (1783) Пьера К. Лежёна. Полностью кантовские описания Японии собраны в изданной Хельмутом фон Глазенаппом[6] «Физической географии» (в книге «Кант и религии Востока»[7]). Ничего другого о том, каким было представление Канта о Японии, неизвестно. Какой увидел бы Кант сегодня эту страну, которая, несмотря на суровый опыт Второй мировой войны, сейчас по-настоящему стремится к осуществлению основных идей кантовской моральной и политической философии?

2. Кант в Японии вчера и сегодня

Кант и его философия стали известны японцам лишь в XIX веке. Начиная со времени Реставрации Мейдзи[8] (1868) жители Страны восходящего солнца стали активно изучать европейскую культуру и общественную систему, чтобы как  можно быстрее усвоить их. В Японии Кант всегда был одним из важнейших философов, его имя даже стало своего рода синонимом слова «философ». Настоящее исследование философии Канта началось в Японии около 1887 года. С начала XX века многие японские студенты и слушатели испытали значительное влияние неокантианства, как Марбургской, так и Баденской школы. Японцы по-настоящему быстро «научились философствовать» вместе с Кантом[9]. В 1930 годах начали выходить  оригинальные (но, к сожалению, написанные на японском) философские работы, в которых в свете кантовской философии обсуждались основные идеи японской национальной философии и японского буддизма. Под влиянием международных идейных течений, таких как идеалистическая, материалистическая, гегельянская, марксистская, феноменологическая или экзистенциальная философия, которые так или иначе опирались, ссылались на Канта или критиковали его, Кант оставался для японцев самой яркой звездой на философском небосводе.

Суровый опыт Второй мировой войны побудил исследователей обратиться к рассмотрению вопросов морали и мира, в том числе обратиться и к текстам Канта. С 1995 года японцы стали больше внимания уделять «Критике способности суждения», т.е. моральной телеологии: с одной стороны, вопросу о притязании на всеобщую значимость для каждого субъекта (т.е. понятию особенного), а с другой стороны, вопросу о последней цели человека или ценности жизни, способности и обязанности человека самого себя культивировать, чтобы соединить теорию и практику, идеал и действительность, долженствование и способность.

Ситуация с переводами трудов Канта на японский демонстрирует по-прежнему высокий уровень интереса японцев к Канту. В XX веке Канта в Японии переводили дважды (Tokyo: Iwanami 1926-1939, Tokyo: Risosha 1965-1988), с привлечением всех японских специалистов-кантоведов. К началу XXI века был подготовлен новый  перевод (в 22 томах, плюс один дополнительный том). Японские переводы отдельных работ кенигсбергского философа, а также исследования по его философии бесчисленны. Так, перевод «Критики чистого разума» (в карманной серии издательства «Iwanami») вышел в трех частях в 1961/1962 и ее первая часть к 2013 году была переиздана 65 раз. В свою очередь, карманное издание «Критики практического разума» вышло в свет в 1964 году в двух частях и к 2013 году было переиздано 44 раза. Уже эти примеры наглядно демонстрируют, сколь охотно читают и изучают Канта в Японии и как важно для Японии требование Канта «учиться философствовать». В 1997 году в Японии был издан солидный словарь по философии Канта [Kanto Jiten] (Tokyo: Koubundou).

Японское Кантовское общество, основанное в 1976 году и насчитывающее в настоящий момент более 300 членов, издает с 2000 года ежегодник «Японские Кантовские Исследования» [Nihon Kantkenkyu] (Chiba: Risosha). Это общество хотя и открыло свой веб-сайт на японском языке, однако последний еще не имеет немецкой или английской версии, в то время как Философская ассоциация Японии (The Philosophical Association of Japan) уже имеет английскую версию своего веб-сайта. Но есть и другое  примечательное исследовательское сообщество: Токийская кантоведческая группа. Первое собрание эта группа провела в 1987 году и с 1989 года издает ежегодно свой печатный орган «Актуальные кантовские исследования» [Gendai Kantkenkyu] (Bd. 1-2 Tokyo: Risosha, Bd. 3 Kyoto-Shobo). Токийская кантоведческая группа имеет веб-сайт с немецкой версией, на которой зарубежные исследователи могут отслеживать актуальные тенденции японского кантоведения (http://phs.i.hosei.ac.jp/kant_ken/deutsch.html). Впрочем, японцы уже давно должны были преодолеть барьер иностранных языков. Не высказывая свои мысли на иностранных языках, японцы остаются в изоляции. Современная быстрая глобализация мира препятствует Японии  и далее оставаться Галапагосскими островами в мире мысли. В этом смысле возникновение вышеупомянутой немецкоязычной версии веб-сайта Токийской кантоведческой группы является эпохальным событием. Нужно добавить, что японские исследователи начиная с 1960–1970 годов постепенно все чаще читают доклады на международных конференциях и публикуются в зарубежных журналах. Это обнадеживающая тенденция имеет значение не только для самой Японии, но и для зарубежных исследователей: основные идеи японского духа – это та сокровищница, в которой они могут открыть для себя мудрость иной духовной традиции.

3. Кант в Японии завтра

Какова же актуальная задача кантоведения в Японии? Речь идет, в первую очередь, о двух вопросах: об анализе катастрофы на Фукусиме в 2011 году и о набирающем обороты в Японии с 2007 и особенно с 2012 года политическом движении за изменение японской конституции. Будущее Японии зависит единственно от того, захотят и смогут ли промышленные и технические круги, а также политики всерьез, всем сердцем следовать кантовскому нравственному учению, а точнее категорическому императиву морального закона. Таким образом, японские кантоведы должны взять на себя задачу привести  влиятельных людей Японии к осознанию своего морально-телеологического назначения, которое должно стать главной человеческой детерминантой, и ориентировать их мышление на всеобщий моральный закон. В этой связи следует отметить две новые работы, в которых тема «Кант в Японии завтра» отражается отчетливее всего: одна из них – это моя книга «За мир» (Nordhausen: Traugott Bautz 2012), а вторая – мой доклад «Техника и будущее человечества – значение Просвещения 21 века», который будет прочитан на XI Международных кантовских чтениях: «Кантовский проект Просвещения сегодня» (БФУ им. И. Канта, Калининград, апрель 2014).

Перевод с нем. Алексея Саликова

 


[1] Кемпфер, Энгельберт (нем. Kämpfer, Engelbert; 16 сентября 1651 — 2 ноября 1716) — немецкий путешественник и натуралист (прим. перев.).

[2] Kämpfer, Engelbert. The History of Japan (trans. by J.G. Scheuchzer). London 1727.

[3] Kämpfer, Engelbert. Geschichte und Beschreibungen von Japan (Chr. Wilh. Dohm, 2 Bde. Lemgo 1777-1779).

[4] Kämpfer, Engelbert. bgekürzte Geschichte und Beschreibung des japanischen Reiches (Frankfurt und Leipzig 1783).

[5] Lejeune, Pierre Claude. Kritische und philosophische Bemerkungen über Japan und die Japaner. Breslau, 1782.

[6] фон Глазенапп, Хельмут (1891-1963) – известный немецкий индолог.

[7] (Kant und die Religionen des Ostens. Holzner, Kitzingen-Main 1954., S. 107-118. Beihefte zum Jahrbuch der Albertus-Universitaet Koenigsberg/Pr. Kitzingen-Main, 1954, S. 107-118).

[8] Реставрация Мэйдзи (яп. 明治維新 Мэйдзи Исин), известная также как Обновление Мэйдзи и Революция Мэйдзи — комплекс политических, военных и социально-экономических реформ в Японии 1868—1889 годов, превративший отсталую аграрную страну в одно из ведущих государств мира. Являлась переходом от самурайской системы управления в лице сёгуната к прямому императорскому правлению в лице императора Муцухито и его правительства (прим. перев.).

[9] См. Уведомление о расписании лекций на зимнее полугодие 1765/66 // Кант И. Соч.: в 8 тт. Т. 2. С. 194.

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

Current month ye@r day *