”Идеи имеют архитектоническое значение; они создают науки. Любой, кто намеревается построить дом, например, сначала сформирует концепцию целого, из которой впоследствии будут выведены все части”
 
— Кант, Лекции по физической географии (изд. Т. Ринк, 1802 г.), AA IX: 158
 
 
“В полном одиночестве никто не станет наряжаться или украшать свой дом, и делать он это будет не для своих близких (жены и детей), а только для посторонних, чтобы предстать перед ними в выгодном свете.“
— Кант, Антропология с прагматической точки зрения (1798), § 67
   

Виртуальная реконструкция дома Иммануила Канта

Елена Баранова & Томас Штурм

Кант покупает дом. 30 декабря 1783 года Кант смог позволить себе купить дом на Прицессинплатц 87/86 в Кёнигсберге. При помощи бургомистра города и друга Канта, Теодора Готлиба фон Гиппеля, был заключен договор; цена составила 5500 гульденов. Кант переехал 22 мая 1784 года; здесь он написал многие свои сочинения «критического» периода, читал лекции студентам (а в некоторых случаях и более широкой образованной публике) в специальном зале и приглашал друзей из города отобедать и провести с ним время в большой столовой. Он оставался в этом доме и после ухода с поста профессора логики и метафизики в Кёнигсбергском университете в 1796 году до самой своей смерти 12 февраля 1804 года (см. Кюн М. Кант – Биография, Дело, 2021, с 368-376).

Для Канта его новый дом был не просто крышей над головой; он должен был способствовать улучшению качества жизни философа. Сюда доносилось довольно мало шума с улицы, за домом был идиллический сад (рис. 1, 2). Тем не менее, многие годы Канта беспокоило пение из тюрьмы неподалеку. Он писал фон Гиппелю, что заключенные, которых он в любом случае считал «лицемерами», не должны иметь оснований беспокоиться о том, что «спасение их душ окажется под угрозой, если они понизят свои голоса так, что не смогут слышать себя даже через закрытые окна (и не будут кричать изо всех сил)” (Письмо Гиппелю, 9 июля 1784 года; Gesammelte Schriften, том X: с. 391). Жалоба Канта не помогла.

Рисунок 1. Дом Канта, вид со стороны Принцессинплатц. Цветная литография сделана анонимом по литографии Фридриха Генриха Билса, около 1842 г. Восточно-прусский государственный музей, Люнебург, Германия.

Рисунок 2. Дом Канта, вид со стороны сада. Анонимный рисунок. Источник: Illustrierte Zeitung, vol. 3, Лейпциг, 1844, с. 121. Восточно-прусский государственный музей, Люнебург, Германия.

 

Дом был двухэтажный, с пристройкой и сводчатым подвалом, размерами в длину (фасад) около 17 метров, шириной около 7,5 метров справа и 8 метров слева (со стороны улицы). На первом этаже в одном крыле находился лекционный зал, а в другом – кухня и комнаты кухарки (см. рис. 3). На втором этаже в одном крыле располагались столовая, библиотека и спальня, в другом — гостиная и кабинет. Кабинет выходил на восток, из окон открывался вид на несколько садов. В небольших чердачных помещениях жил слуга Канта, Мартин Лампе. Стены были побелены, мебель была простой, и предметов домашнего обихода было совсем немного. В столовой находились стол, шесть льняных стульев и столовые приборы на шесть персон.

Званые обеды Канта, на которые он приглашал своих друзей, были такими же легендарными, как и круглые столы Фридриха Великого в Потсдаме. Трапеза всегда начиналась с супа. Его смешивали с раскрошенной говядиной, которую Кант употреблял с английской горчицей собственного приготовления. На маленьком столике всегда стояло масло и английский сыр. Среди любимых блюд Канта были треска, тельтовская репа, горох со свининой, вино из Грюнштада и медок из Бордо. Как известно, пиво Кант не любил (Hasse J. G. Letzte Äußerungen Kants von einem seiner Tischgenossen, 2. Abdr., Königsberg 1804, S. 6ff.). В зависимости от сезона в конце подавались фрукты или лёгкий дессерт. Кант называл такие званые обеды «высшим морально-физическим благом». Для хорошей обеденной беседы он рекомендовал следующий порядок: вначале, рассказы о текущих событиях, затем их обсуждение, и далее, шутки, чтобы не возникало напряжения, и пища хорошо переваривалась (Антропология с прагматической точки зрения (1798), Кант И. Соч. в 8 т. Т. 7, М., 1994, с. 314-319).

Рисунок 3. Эскиз 2-х этажей дома Канта. Эскиз чердака, на котором жил Мартин Лампе, утерян. Источник: Kuhrke.W, Kants Wohnhaus, Gräfe und Unzer, Königsberg 1924

3D-реконструкция.В настоящее время ведутся работы по виртуальной реконструкции этого дома для интерактивной презентации, проводимые центром социально-гуманитарной информатики БФУ им. Иммануила Канта. В частности, реконструкция включает визуализацию нескольких помещений дома Канта, как рабочих, так и жилых: лекционный зал, его кабинет и библиотека, большая столовая, кухня и его спальня.

Источники. Основным источником для реконструкции стала работа Вальтера Курке «Жилой дом Канта» Kant’s Wohnhaus, 1917, 2еизд.1924. Курке был служащим муниципального строительного управления Кёнигсберга. В 1917 году, на основе земельных книг, а также воспоминаний владельца дома профессора Доббелина, Курке воссоздал внешний и внутренний облик дома. Как он отмечает, после смерти Канта у дома были разные владельцы, и он простоял до 1893 года, а затем был снесён при расширении улицы и на его месте построили здание коммерческого назначения по плану Бернхарда Лидтке (Kuhrke 1924, p. 18). Тем не менее, можно заключить о том, что Курке составил свое описание примерно в то время, когда дом ещё стоял. Помимо этого, работа над реконструкцией опирается на гравюры, открытки, картины этого периода, хранящиеся в музеях, а также на работы зарубежных и отечественных кантоведов и на современные исторические знания, касающиеся европейской материальной бытовой культуры XVIII века.

Программное обеспечение. Работа ведётся с помощью программы 3d Max. Возможности программы позволяют наиболее точно и реалистично смоделировать полигональную сетку объектов, точно наложить текстуру, настроить реалистичное освещение. А плагин VRay для 3ds Max позволяет создавать высокого качества фотореалистичные визуализации. Программа совместима с такими архитектурными программами как AutoCAD и ArchiCAD, есть возможно импортировать созданные там объекты. Но в отличие от программ CAD, 3ds MAX позволяет создавать не только архитектурные объекты, но и сложные полигональные структуры, различного рода поверхности, жидкости, объекты из ткани и т.д. Что особенно важно для данной работы — это фотореалистичность 3ds MAX при визуализации.

Этапы работы. Первым этапом работы стало составление чертежей и планировки дома И. Канта. Следующим шагом стала поэтапная реконструкция столовой, библиотеки и лекционной комнаты. Сначала был создан экстерьер каждой из комнат, затем модель наполнялась предметами интерьера.

Столовая. При реконструкции столовой было принято решение опираться на картину, Кант и его сотрапезники (рис. 4). В 1892 году кёнигсбергский банкир и филантроп Вальтер Зимон заказал написать эту картину художнику Эмилю Дёрстлингу, работавшему с историческими сюжетами. Руководствуясь сочинением Кристиана Фридриха Ройша «Кант и его сотрапезники» (1847), Дёрстлинг изобразил известных кёнигсбержцев, бывших частыми гостями Канта, — однако, мы не знаем, действительно ли изображенные люди когда-либо вместе собирались на совместный обед. Все предметы домашнего обихода, посуда, мебель, декор, а также еда отражены в реконструкции..

Лекционный зал. Площадь лекционного зала равнялась 35 квадратным метрам с 2 окнами и одной дверью. Пространство было заполнено простыми скамьями, которые широко представлены на картинах XVIII в., перед ними стояла небольшая кафедра, на стенах — подсвечники и карта. Стоит отметить, что фотографии некоторых реальных вещей И. Канта, которые хранились в музее в Кёнигсберге, также встроены в эту реконструкцию. Это сюртук, треуголка, трость, секретер, пуговицы, бокал для шампанского с гравировкой.

Библиотека Канта. Наиболее сложный текущий этап работы — это визуализация библиотеки Канта. Трудности обусловлены самими историческими обстоятельствами. С одной стороны, в описи имущества Канта нет отдельного раздела со списком книг в его домашней библиотеке, а с другой стороны, его домашняя библиотека всю жизнь была относительно небольшой. На момент его смерти она составляла около 500 томов (включая множество небольших брошюр). Большинство книг – по физике, математике и философии. Параллельно реконструкции дома ведётся оцифровка библиотеки Канта, в связи с чем в реконструкции будет предусмотрена функция, которая позволит посетителю «брать» книги с полок и пролистывать их в 3D формате, либо с помощью ссылок попадать на страницу, где их можно читать в электронных библиотеках.

Стоит отметить, что реконструкция дома Канта в Кенигсберге в 3D лишь начальный этап работы. В рамках дальнейшего развития проекта совместно со специалистами МГУ им. М. В. Ломоносова запланировано создание интерактивной экскурсии по реконструируемым объектам на платформах Twinmotion 2020.2 или Unity и размещение комнат или отдельных предметов интерьеров на 3D онлайн платформе Sketchfab

Участники и партнеры. Работа ведется на базе Научно-исследовательского центра социально-гуманитарной информатики БФУ им. И. Канта. В проекте также участвуют специалисты Тамбовского государственного университета им. Г.Р. Державина (М.Ю. Сидляр), Московского государственного университета им. М.В. Ломоносова (Д.И. Жеребятьев), Марбургского университета имени Филиппа, Германия (В. Штарк).

Дополнительная информация доступна на сайте Маргбургского кантовского архива, а также на сайте “Кант в аудитории

 

Рисунок 4. Эмиль Дёрстлинг, ”Кант и его сотрапезники”[Kant und seine Tischgenossen].. Живопись, 1892-93.

Музей Канта, Калининград.

— На картине: слуга Канта Мартин Лампе (стоит слева), Кант одет в синий пиджак; от него по часовой стрелке вокруг стола: по левую руку от канта купец Роберт Мотерби (1736-1801), философ Иоганн Георг Гаман (1730-1788); позади Гамана стоит профессор философии и камеральных наук Кристиан Якоб Краус (1753-1807); затем сидят: адвокат и писатель Иоганн Георг Шеффнер (1736-1820), в конце стола — химик и фармацевт Карл Готфрид Хаген (1749-1829); далее: священник и первый биограф Канта Людвиг Эрнст Боровский (1740-1831), писатель и бургомистр Кёнигсберга Теодор Готлиб фон Гиппель старший (1741-1796), и, наконец, сидящий по правую руку от Канта купец Иоганн Конрад Якоби (1717-1774).