СВОБОДА – надприродная немеханическая форма причинности, сверхчувственная и умопостигаемая, проявляется в поведении разумных существ. С. не является случайностью или произволом и имеет свои законы, которые можно усвоить только с помощью практического разума и нельзя постичь на примерах из опыта. Понимание Кантом С. построено на отделении мира каузальной природы (объект науки) от мира вещей в себе, по К. это единственный путь непротиворечиво мыслить С. Она ноуменальна, не подвластна времени и не зависит от хода явлений, но проявляется именно в них, в виде необъяснимых, с точки зрения природного порядка, событий, которые, однако, не нарушают законов неживой природы, но зачастую противоречат некоторым принципам живой, в том числе человеческой, природы. В природе одинаковые причины с необходимостью ведут к одинаковым следствиям. Человек же может пересматривать принципы деятельности и поступать по-разному даже без изменения условий.

Негативным образом в эмпирической психологии С. есть независимость актов воли от внешних факторов и обусловленность их скорее представлениями и ощущениями. Однако в этом смысле С. совпадает с внутренней необходимостью, обусловленной психологическими причинами внутренней природы. В области нравственности С. есть независимость от влечений и склонностей, обусловливание воли чистым практическим разумом, уважением к долгу (моральному закону). Это означает, что в философии К. сохраняется классическая этическая зависимость: чем больше свободы, тем больше ответственности. Т.о., свобода социальна и возможна только в нравственности («Поступай так, чтобы максима твоей воли могла всегда стать принципом всеобщего законодательства»). Чистый разум преодолевает противопоставление личного общественному.

С. от предметов опыта можно найти и в деятельности чистого рассудка, создающего на основе чистого созерцания пространства и времени чистую математику, а на основе чистого синтеза категорий — априорное естествознание. Теоретический разум, согласно К., не имеет С. в априорном конструировании знания о вещах в себе и может применяться только регулятивно, в определении принципов познания. Однако К. не употребляет термин С. в этом гносеологическом смысле.

«Совершенно справедливым гражданским устройством» К. называет то, в котором «максимальная свобода под внешними законами сочетается с непреодолимым принуждением». В таком порядке «существует полный антагонизм и тем не менее самое точное определение и обеспечение свободы ради совместимости её со свободой других». Достижение этого состояния является «величайшей проблемой для человеческого рода, разрешить которую его вынуждает природа». Ещё один пример рассуждений К. о значении С. в её обыденном смысле: «учёный народ так жаждет свободы письменного слова, потому что если нам в этом будет отказано, то тем самым нас лишат мощного средства проверять правильность наших собственных суждений, и мы будем отданы на произвол заблуждения».

Литература:

Кант И. Критика чистого разума. М., 2006. Он же. Основы метафизики нравственности // Избр. В 3 т. Т. 1. Калининград, 1995.

Васильев В.В. И. Кант и проблема оснований человеческой природы // Трансцендентальаня антропология и логика. Калининград, 2000.

Honrath K. Die Wirklichkeit der Freiheit im Staat bei Kant. Würzburg, 2011.

Neuffer S.G. Kants Kritik der reinen Freiheit // Fichte Studien. 2012. Issue 39. Gerlach S. Wie ist Freiheit möglich? Tübingen, 2010.

Linke D. B. Die Freiheit und das Gehirn: zum Verhältnis von Vernunft und Natur // Die Politische Meinung. 2004. Jg. 49, H. 11, Nr. 420.