Понятие прогресса человека и человечества является одним из ключевых для кантовской философии истории, политической философии и философской антропологии. Уже в лекциях по антропологии 1775-76 гг. Кант формулирует важные идеи представления о направлении человеческого развития. Попытка предложить решение связанных с человеческим прогрессом проблем составляет главную тематику поздних кантовских работ по философии истории и философии политики. Как существо наделенное разумом и свободой воли, человек, по мнению Канта, обладает несравненным по сравнению с другими существами на планете, потенциалом для совершенствования и раскрытия своих природных задатков. Максимального же развития своих природных задатков человек, полагает Кант, может достичь только в качестве члена гражданского общества, которое функционирует по законам морали и права. Как и просветители, Кант считает, что проявления воли, человеческие поступки, составляющих в своей совокупности человеческую историю, «подобно любому другому явлению природы определяются общими законами природы». Подобно им и он выходит из определяющей роли человеческого разума в истории. Но в отличие от просветителей Кант связывает развитие и применение разума не столько с индивидом, сколько в человеческом роду в целом. «Природные задатки человека (как единой разумного существа на земле), направленные на применение его разума, развиваются полностью, — считал он, — не в индивиде, а в роде». Просветители видели желаемое и достижимую цель исторического процесса в установлении общественной гармонии через просвещение. Кант же, в противовес им, был убежден, что установление такой гармонии не только невозможно, но и нежелательно. Он утверждал, что средство, которым природа пользуется для того, чтобы осуществить развитие всех задатков людей, — это антагонизм их в обществе, поскольку он, наконец, становится причиной их законов и порядка. Больше, чего может достичь в своем развитии человечество, считал Кант, это построение всеобщего правового гражданского общества, членам которого предоставляется наибольшая свобода, что приводит полный антагонизм. Однако, как отмечал мыслитель, точное определение и обеспечение свободы происходит здесь не как самоцель, а ради совместимости ее со свободой других, поскольку «только в обществе может быть достигнута высшая цель природы: развитие всех ее задатков, заложенных в человечестве». Такое общество немецкий философ называет еще «всеобщим всемирно гражданским состоянием», а не цивилизованностью. Цивилизованность (и цивилизацию как таковую) он, в отличие от некоторых своих предшественников, уже не идеализирует. Вероятнее даже, наоборот. «Мы, — писал мыслитель, — слишком цивилизованные в смысле всякой учтивости и вежливости по общению друг с другом. Но нам еще многого не хватает, чтобы считать нас нравственно совершенными. Действительно, идея нравственности относится к культуре, однако применение этой идеи, которое сводится к подобию нравственного в любви, к чести и во внешней пристойности, составляет лишь цивилизацию «.

Поэтому, полагает Кант, должны быть прекращены все войны и даже более того, должно быть уничтожено само основание для всякой возможной будущей войны, должно быть введено республиканское правление, как наилучшая форма государственного устройства, должен быть учрежден всемирный сенат народов, который бы обеспечил мирное сосуществование государств на планете. Сверх того Кант считает, что сама природа стремиться к достижению человеком и человечеством всемирно-гражданского состояния, в котором отношения между людьми и государствами регулировались бы исключительно законом и моралью. Однако Кант прекрасно понимает, что процесс этот если и достижимый, то очень долгий и достижим только через длительную череду распрей и войн. Но человек может при помощи искусства и наук совершенствовать свою культуру, цивилизованность и моральность и таким образом, преодолевая в себе природные препятствия, становиться достойным человечества.