Герфрид Хорст. Кантовские места в Калининграде/Кенигсберге и его окрестностях

Герфрид Хорст

Герфрид Хорст. Председатель Общества друзей Канта и Кенигсберга

1. Иммануил Кант родился 22 апреля 1724 г. в Кенигсберге и умер там же 12 февраля 1804 г. Он дожил почти до 80 лет, при этом более 70 лет своей жизни он провел в своем родном городе. По этой причине Кенигсберг, сегодняшний Калининград, является важнейшим кантовским местом. В нем есть следующие памятные места:

  • могила Канта у Кафедрального собора Кенигсберга;
  • музей Канта в башне Кафедрального собора;
  • памятник Канту работы Д. Рауха перед зданием Нового университета на бывшей Парадеплац (корпус БФУ им. И. Канта на ул. Университетской);
  • комната Канта в здании Нового университета;
  • памятная доска на Ленинском проспекте (бывшая Форштедтише Ланггассе), на здании, стоящем на месте не сохранившегося дома, где родился Кант;
  • изображение шляпы и трости Канта на каменной насыпи, на месте (рядом с музеем Мирового океана), до которого Кант предположительно совершал свои пешие прогулки;
  • доска со знаменитым первым предложением Заключения «Критики практического разума» на сохранившемся фрагменте стены королевского замка.

Дополнительно предлагается отметить место, на котором стоял дом Канта. Это место, которое находится приблизительно напротив нынешней гостиницы «Калининград», должно быть точно установлено и обозначено на брусчатке контуром или другим памятным знаком.

2. Приблизительно в промежутке с 1747 г. или с 1748 г. по 1754 г. Кант жил за пределами Кенигсберга и работал в качестве домашнего учителя. Первый биограф Канта, Людвиг Эрнст Боровский, в своей работе о жизни философа, которую читал и в некоторых местах корректировал еще сам Кант, писал:

Размеренная сельская жизнь пошла на пользу его занятиям. Здесь в его голове уже были намечены основные линии исследований; некоторые из них были почти завершены, и с ними, как мы ниже покажем, в 1754 г. и позднее, к удивлению многих, не ожидавших этого от него, по крайней мере, в таком масштабе, он вдруг и с небольшими временными промежутками выступил. Здесь он собрал в своих многообразных материалах из всех областей знания то, что ему казалось каким-либо образом значительным для человеческого знания – и вспоминает еще сегодня с большим удовлетворением о тех годах своего пребывания в сельском уединении и трудах.

(Ludwig Ernst Borowski. Darstellung des Lebens und Charakters Immanuel Kants – Von Kant selbst genau revidirt und berichtigt, Kӧnigsberg 1804 // Immanuel Kant, Sein Leben in Darstellungen von Zeitgenossen, hrsg. von Felix Gross, Darmstadt 1993, S. 14.)

Места, в которых Кант жил за пределами Кенигсберга или которые он посещал, значимы не только по той причине, что в них бывал философ. Некоторые места можно также связать с определенными трудами Канта, над которыми он в них работал. Кант смог приобрести свои большие познания лишь благодаря тому, что он, особенно в молодые годы, в том числе и во время работы в качестве домашнего учителя, всегда продолжал учиться и размышлять. Без сомнения, он открывал при этом окружающую его природу и узнавал людей, с которыми он вместе жил. Места, в которых бывал Кант, являются поэтому памятными местами не только его собственной жизни, но также и его учения.

3. a) С 1747 г. по 1750 г. или с 1748 г. по 1751 г. Кант был домашним учителем в семье протестантского (реформата) пастора Даниэля Андерша в Юдтшене (с 1938 г. – Кантхаузен, с 1946 г. – Веселовка). Пасторский дом, в котором жил Кант, дважды существенно перестраивался и расширялся. Как установил эксперт в этом вопросе д-р Дирк Лояль, правая сторона сохранившегося до наших дней строения и подвал под ним восходят к первоначальной постройке. Поскольку мы не знаем, как дом выглядел в середине 18 века, когда в нем жил Кант, он должен быть сохранен в своем нынешнем виде, подвергаясь восстановлению лишь в той мере, в которой это необходимо по строительно-техническим причинам. Д-р Лояль готов предоставить об этом экспертное заключение.

b) Из Юдтшена Кант написал 23 августа 1749 г. письмо, предположительно Альбрехту фон Галлеру, в котором он сообщает о том, что начатая уже в 1746 г. печать его работы «Мысли об истинной оценке живых сил» закончена; кроме того, он извещает, что вскоре представит очередную работу. Из этого ясно видно, что Кант во время своего отсутствия в Кенигсберге по-прежнему был творчески активен. Приезжающие Юдтшен/Веселовку посещают место, в котором Кант задумал и написал свои ранние работы. И далеко не случайно, что Кант, живя в сельской местности, в своих работах занимался преимущественно естественной историей.

c) В бывшем пасторском доме мог бы находиться музей Канта, а также научный конференц-центр, в рамках работы которого основное внимание уделялось бы ранним трудам Канта. Помимо этого в доме могла бы располагаться постоянная этнографическая выставка, информирующая об истории переселенцев 18 века (французов, швейцарцев, жителей Зальцбурга). Может быть показано, что Кант, никогда не покидавший Восточную Пруссию, соприкасался в Юдтшене с людьми разных народов и из этих личных встреч приобрел свои знания о различных национальных характерах. Тематикой другой постоянной выставки могло бы стать бегство и изгнание немецких жителей Юдтшена/Кантхаузена, а также история переселенцев из Советского Союза в 1945/46 гг. Поскольку Юдтшен/Веселовка находится посредине между Инстербургом/Черняховском и Гумбинненом/Гусевым, в экспозиции можно было бы представить историю всего региона.

d) Представляется желательным подключить к проекту нынешних жителей Веселовки. Люди, выросшие в Веселовке, могли бы рассказывать о том, как выглядели церковь, школа и другие здания, прежде чем они исчезли. Некоторые из них могли бы работать в музее в качестве музейных смотрителей, уборщиков, рабочих, охранников и т.д. Дом Канта мог бы одновременно стать домом культуры Веселовки, возможно даже культурным центром для других поселений в ее окрестностях.

4. С 1750 г. или с 1751 г. по 1754 г. Кант был домашним учителем у помещика Бернхарда Фридриха фон Хюльзена в Гросс-Арнсдорфе (сегодня Ярнолтово в Польше). Господский дом сгорел в 1945 г. В старой школе в 1994 г. была установлена памятная доска, напоминающая о пребывании Канта. Жители этого польского местечка устроили мини-музей Канта и попросили музей города Кенигсберга в Дуйсбурге, предоставить в его распоряжение выставочные материалы. Местечко доступно жителям Калининградской области в рамках малого приграничного сотрудничества без визы, гражданам Германии виза для посещения Ярнолтово также не нужна. Таким образом, памятное кантовское место Гросс-Арнсдорф/Ярнолтово может быть включено вместе с кантовскими местами Калининградской области в один общий маршрут по кантовским местам.

5. a) Работал ли Кант после своего пребывания в Гросс-Арнсдорфе в каком-либо еще месте в качестве домашнего учителя? На погребальной церемонии кенигсбергского университета Альбертина 23 апреля 1804 г. профессор Самуэль Готтлиб Вальд сказал, что Кант после своего пребывания в доме фон Хюльзена отправился «на службу к графу Кайзерлингу». Граф Иоганн Гебхард Кайзерлинг (1699–1761) жил со своей супругой Каролиной Шарлоттой Амалией урожденной графиней Трухзес-Вальдбург и двумя сыновьями, родившимися в 1745 г. и 1747 гг., в замке Раутенбург (округ Тильзит-Нидерунг). Как поясняет Карл Форлендер в своей работе «Жизнь Канта», все же маловероятно, что Кант жил в этом месте. По всей видимости, в 1754/55 гг. он ездил учить юного графа Кайзерлинга из Кенигсберга в расположенный рядом с городом замок Вальдбург-Капустигалл. Кристиан Якоб Краус, друг и коллега Канта в поздние годы жизни философа, писал в 1804 г. профессору Вальду, что Кант ему рассказывал, как «он в одном графском доме неподалеку от Кенигсберга, помогал следить за воспитанием, частью из Кенигсберга», а именно, что его «регулярно один или два раза в неделю отвозили в Капустигалл, имение графов Трухзес, чтобы там … учить графа, который еще жив» (цит. по K. Vorlӓnder, KantsLeben, S. 35 f.). Таким образом, замок Вальдбург/Капустигалл (разрушен в 1945 году) также может считаться кантовским местом.

b) Сын последнего владельца замка, Ганс граф цу Дона, писал:

Вальдбург после войны не был вновь заселен. Населенный пункт остался лежать в руинах. Лишь парк пережил войну и со временем превратился в дикие заросли.

В 1990 г. Вальдбургом заинтересовались русские семьи из Калининграда. Используя лежащие в округе развалины, они построили на фундаменте бывшего каретного сарая здание, которое с этого времени стало служить для встреч общины. При этом они изучают наследие русского художника и философа, вдохновленного Индией, Николая Константиновича Рериха (1874–1947) и пытаются реализовать его идеи в своей общине. Мы установили дружеские контакты. По мере своих скромных возможностей они стараются сохранить разрушенное селение и парк как «историческое место». Поскольку Вальдбург после войны не был больше заселен, он не получил новое русское название, подобно другим местным населенным пунктам. На входе парк к дереву прибита табличка, на которой кириллицей написано «Парк Вальдбург».

(ПереводА.Н. Саликовапоизданию: Hans Graf zu Dohna, Waldburg-Capustigall, Ein ostpreußisches Schloss im Schnittpunkt von Gutsherrschaft und europӓischer Geschichte, Limburg 2009, S. 138 f.)

с) Великий русский художник, писатель, ученый и гуманист Николай Константинович Рерих так же, как и Иммануил Кант, боролся за мир во всем мире и прилагал усилия, чтобы было подписано соглашение по охране культурного достояния. 15 апреля 1935 г. его старания увенчались успехом: в Белом доме в Вашингтоне, в присутствии президента Франклина Д. Рузвельта, представители США и двадцати латиноамериканских государств подписали «Договор об охране художественных и научных учреждений и исторических памятников», известный как «Пакт Рериха». Пакт предусматривает, что исторические памятники, музеи, образовательные, художественные, научные и другие учреждения культуры в случае войны не должны рассматриваться в качестве участников военных действий и должны охраняться.

Если кантовские места в Калининградской области будут восстановлены, это будет соответствовать и требованиям Н. Рериха. Мы предлагаем восстановить и поддерживать в порядке парк бывшего замка Вальдбург-Капустигалл как место, посвященное И.Канту и Н. Рериху.

6. Другим важнейшим кантовским местом является имение друзей Канта Фридриха Леопольда и Карла Вильгельма барона фон Шреттера Гросс-Вонсдорф (с 1946 г. Курортное).Р.Б. Яхманн написал в 13 письме биографии «Иммануил Кант в письмах другу», опубликованной в 1804 г., т.е. в год смерти философа:

Мне знаком один единственный дом, расположенный за несколько миль от Кенигсберга, который часто на несколько дней посещал наш мировой мудрец, и где он ощущал себя совершенно счастливым – в его собственном вкусе. Это был родительский дом министра и канцлера фон Шрёттера в Вонсдорфе. Кант не уставал хвалить гуманность, которая царила в этом доме его друга, и сердечную дружбу, с которой этот замечательный человек всегда принимал его, и к которому он сохранил огромное уважение до старости. Его друг и хозяин дома никогда не ограничивал Канта ни в чем, давая ему возможность чувствовать себя совсем как дома, и наслаждаться приятнейшим деревенским отдыхом.

В свою очередь, ученик Канта Е.А.К. Васянский писал в опубликованной в том же году книге «Иммануил Кант в последние годы жизни»:

Почти с поэтическим мастерством, которого Кант обычно старался избегать в своих повествованиях, рассказывал он мне об удовольствии, которое доставляло ему в молодые годы пребывание прекрасным летним утром в беседке дворянского имения, где он сидел с чашкой кофе и раскуренной трубкой на высоком берегу Алле. Он вспоминал при этом беседы в обществе владельца усадьбы и генерала фон Л., который был его хорошим другом. Всё представлялось старцу так ясно, будто он всё видел перед собой и наслаждался пребыванием в той компании. Чтобы улучшить его настроение, нужно было только иногда повести разговор в этом направлении, и он тотчас же становился радостным и довольным.

Кант неоднократно бывал в усадьбе в период с 1763 по 1775 гг. Господский дом Гросс Вонсдорф (построен в середине 19 века) и окружающая местность в настоящее время – частная собственность. Орденская башня 14 века и территория старого орденского замка принадлежат государству (Калининградской области или Российской Федерации) или Русской Православной Церкви (это необходимо установить). В орденской башне жил Фридрих Леопольд барон фон Шреттер. Берлинский придворный архитектор Фридрих Гилли украсил башню в начале 19 века окнами в готическом стиле, зубчатым венцом и изогнутой крышей с дощатыми стропилами. В беседке перед входом в башню за трубкой табака и кофе вели разговоры Фридрих Леопольд фон Шреттер, его отец Фридрих Вильгельм фон Шреттер (1712-1790) и Иммануил Кант.

Здесь предлагается восстановить орденскую башню в качестве значимого архитектурного памятника. Для почитателей Канта во всём мире будет иметь огромное значение, если эта башня будет сохранена от разрушения. Сама орденская башня может быть превращена в музей, посвященный Иммануилу Канту и Фридриху Леопольду фон Шрёттеру и членам его семьи.

Господский дом и прилегающие здания могли бы стать местом российско-немецких встреч, где могут проводиться семинары, посвященные философии Канта, российско-немецким связям, развитию Калининградской области в свете отношений Европы и России.

  • Инициативу могли бы взять на себя совместно
  •  администрация Калининградской области,
  • Балтийский федеральный университет им. Иммануила Канта,
  • местные власти,
  • немецкие фонды и частные лица.

Недалеко от Вонсдорфа находится хорошо сохранившийся маленький город Фридланд/Правдинск. В нем много памятников Фридландского сражения 1807 г., которые на немецком и русском языках напоминают о том, что русские и немцы были тогда союзниками.

В качестве первого шага орденская башня и другие здания должны быть поставлены под охрану как памятники, чтобы предотвратить их дальнейшее разрушение.

7. Еще одним кантовским местом является дом лесничего в Модиттене (ныне пос. им. А. Космодемьянского), где Кант посещал своего друга лесничего Михаэля Вобзера (1724–1795). Там он написал работу «Наблюдения над чувством прекрасного и возвышенного». Друзья Канта купцы Грин, Мотерби и Руфман, также бывали в гостях у Вобзера.

Спал Кант в доме лесничего. Рядом с домом лесничего стоял маленький домик, служивший Канту для работы. Простой фахверковый дом, одноэтажный и почти что квадратный, был позднее переделан в память о пребывании Канта в «домик Канта». В его комнатах висели репродукции с изображениями философа, в витринах лежали рукописи и документы. В самой большой комнате стояла копия бюста Канта работы Хагемана, созданного последним в 1801 г. Домик Канта был разрушен во время Второй мировой войны.

Восстановление простого фахверкового «домика Канта» не представляется особо сложным делом (в качестве примера можно привести восстановление дома профессора Иоганна Тинемана на Куршской косе). Место вокруг домика Канта можно было бы превратить в небольшой парк. Это место можно было бы посвятить преимущественно работе Канта «Наблюдения над чувством прекрасного и возвышенного».

8. Зимой 1765–1766 гг. Кант гостил у своего друга, генерала Даниэля Фридриха фон Лоссова, в его поместье под Голдапом. Оттуда он послал гранки своей работы «Грезы духовидца»своему издателю Иоганну Якобу Кантеру (см. Steffen Dietzsch, Immanuel Kant – Eine Biographie Leipzig 2003, S. 90 f.).

Город Голдап в настоящее время находится на территории Польши. Прежнее поместье генерала фон Лоссова, напротив, находится на российской территории, в поселке Клешауэн/Кутузово. Новые российские владельцы поместья планируют перестроить его в прежнем стиле. Необходимо связаться с новыми владельцами и побудить их принять в расчет при перестройке поместья, что речь идет об одном из кантовских мест. В обновленном поместье можно было бы создать кантовскую комнату, посвященную в первую очередь его труду «Грезы духовидца»и работам Эммануила Сведенборга.

9. Российский президент В.В. Путин призвал к тому, чтобы сделать имя Иммануила Канта не только символом университета и города Калининграда/Кенигсберга, но и всей Калининградской области. Это предложение представляется оправданным, если сопроводить ее пояснением о том, что Восточная Пруссия, родина Канта, которую он никогда не покидал, повлияла и на содержание его трудов. На вопрос о том, оказала ли Восточная Пруссия влияние и на содержание творчества Канта, Карл Розенкранц и Фридрих Вильгельм Шуберт отвечают утвердительно:

Между тем мы прекрасно осознаём, что философия Канта только тогда может быть понята правильно, когда она воспринимается в связи с историей прошлого столетия и в особой связи с литературной культурой Восточной Пруссии и в частности Кенигсберга.

(Immanuel Kants Sämmtliche Werke, hrsg. von Karl Rosenkranz und Friedr. Wilh. Schubert, Erster Theil, Leipzig 1838, S. XXIV)

В своей «Истории философии Канта» Розенкранц прямо выводит прусскую склонность к философии из ландшафта:

Пруссия вообще уже по своей природе является землёй, предназначенной к культуре духа. Суровые зимы, широкая равнина, кое-где пересекаемая цепью холмов, оживляемая множеством озёр, разрезаемая мощными водными потоками, заросшая вереском, лиственными и хвойными лесами… она просто способствует рефлексии. Именно житель Пруссии, Коперник, поместил землю в нашем сознании на подобающее ей в небесах место. Именно житель Пруссии, Кант, помог произвести революцию в старом мировоззрении и дал взойти солнцу духа, которое так долго искали где-то ещё, и для философии.

(Karl Rosenkranz, Geschichte der Kant’schen Philosophie, in: Immanuel Kants Sämmtliche Werke, hrsg. von Karl Rosenkranz und Friedr. Wilh. Schubert, ZwölfterTheil, Leipzig 1840, S. 98/99)

10. Немецко-российское сотрудничество

Подобно Платону в Античности, Кант в Новое время стал философом, значимым для всего мира. Свои труды (за исключением нескольких небольших латинских работ) он писал на немецком языке. В Германии к его наследию относятся с особым почтением. По этой причине восстановление и оформление кантовских мест в Калининградской области должны проходить в тесном сотрудничестве с немецкими кантоведами, обществами и университетами. В первую очередь из Германии можно получить документы, изображения, книги, репродукции и другие материалы для экспозиции запланированного музея в Юдтшене/Веселовке и в других кантовских местах.

В Университете им. Канта и в других учреждениях Калининграда работают выдающиеся ученые и сотрудники, свободно говорящие на немецком языке. В состав рабочей группы, занимающейся восстановлением кантовского дома в Юдтшене/Веселовке, должны входить те, кто способен свободно читать и обрабатывать немецкие тексты. В настоящее время ситуация иная: публикации по проекту есть только на русском и английском языке. Однако без знания немецкого языка невозможно понять особенности жизни в Восточной Пруссии во времена Иммануила Канта.

Основная часть экспонатов в будущем музее Канта будет из Германии; также из Германии будет приезжать большая часть посетителей. Вследствие этого важно, чтобы все пояснения, подписи под изображениями и т. п. были представлены как на русском, так и на немецком языке.

11. Молодежные проекты и международное сотрудничество

  1. Восстановление кантовских мест прекрасно подходит в качестве проекта для немецко-российских и международных молодежных лагерей. Практические занятия можно было бы связать с введением в труды Канта, сконцентрировавшись на тех из них, что связаны с соответствующим местом. Восстановление кантовских мест можно было бы предложить немецко-российской молодежной организации для программы русско-немецкого молодежного обмена 2015 г.
  2. Поскольку Кант как философ имеет значение для всего мира, исследователей и учреждения других стран следует пригласить к сотрудничеству в рамках проекта восстановления кантовских мест. Мы предлагаем проинформировать о концепции этого проекта кантовские общества и университеты разных стран. Необходимо также подумать о возможности передачи кантоведам и кантовским обществам некоторых стран прав на опеку над отдельными кантовскими местами, например о передаче Швеции опеки над Клешауэном/Кутузово, с упором на работе Канта «Грезы духовидца» и трудах Эммануила Сведенборга, а Франции — опеки над домиком лесника в Модиттене и работой «Наблюдения над чувством прекрасного и возвышенного». Таким образом можно будет привлечь в Калининградскую область как исследователей Канта, так и туристов из различных стран. Общество «Друзья Канта и Кенигсберга» приложит все усилия, чтобы донести проект восстановления кантовских мест до международной общественности.

12. Выводы

Мы предлагаем

  • разработать концепцию восстановления всех кантовских мест Калининградской области. Эту концепцию можно было бы представить на русском, немецком и английском языке, а затем перевести на другие языки (французский, польский, японский). Концепция могла бы уделять основное внимание восстановлению отдельных объектов, таких как дом Канта в Юдтшене/Веселовке и орденской башни Вонсдорфе/Курортном, но при этом принимать во внимание и все остальные кантовские места, даже если в них не запланированы строительные работы.
  • связать определенные работы Канта с теми местами, в которых они возникли;
  • с самого начала привлечь жителей соответствующих кантовских мест к участию в планировании, строительных работах и будущем сохранении построек. Возникающие постройки должны приносить пользу и для местных жителей, например в качестве дома культуры. Лишь в этом случае можно будет гарантировать интерес жителей к проекту, к участию в нем, его реализации и, в будущем, к защите построек от разрушения и разграбления;
  • привлечь к участию в проектах восстановления кантовских мест молодежные группы из различных стран;
  • пригласить к сотрудничеству исследователей Канта, а также кантовские общества и университеты различных стран.

 

Берлин, 14 июля 2014 г.
Герфрид Хорст
Председатель Общества
друзей Канта и Кенигсберга

(Пер. с нем. А.Н. Саликова и А.Г. Жаворонкова)

Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Current month ye@r day *

  • Мы на youtube

    Подпишитесь на наш youtube-канал

  • Подписка

    Новости от Kant-Online
  • Like Academia