А. Н. Саликов. Влияние идей Канта на политическую философию Ханны Арендт

Алексей Саликов

Саликов А. Н., к.филос.н., зам. директора по науке и исследовательским проектам Института Канта

В своем докладе я бы хотел уделить внимание влиянию великого кенигсбергского философа, жизнь которого прошла по преимуществу в XVIII в., на образ мысли и философию другого философа, чье детство и юность прошли здесь же, в городе на Прегеле, но уже в другое время — в первой половине ХХ столетия. Речь, как это видно из названия статьи, пойдет об Иммануиле Канте и Ханне Арендт.

Ханна Арендт, видный американский политолог и философ, родилась 14 октября 1906 г. в Ганновере, но свое детство и юность вплоть до поступления в Берлинский университет в 1924 г. провела в Кенигсберге, родном городе своих родителей.

Знакомство с философией у Ханны, уже в юном возрасте отличавшейся неординарными способностями и непростым характером, началось в четырнадцатилетнем возрасте. И, наверное, неслучайно первой книгой, открывшей для нее сокровищницу мировой мысли, стала «Критика чистого разума» Канта. Теперь мы не можем с уверенностью судить о том, поняла ли тогда Ханна что-либо из труднейшего по языку и содержанию труда своего знаменитого земляка, но с тех пор интерес к философии и критическому осмыслению действительности стал в ее жизни определяющим.

Важнейшим источником, на основании которого мы можем судить о влиянии философской мысли Канта на философское мировоззрение Арендт, являются ее лекции по политической философии Канта. Лекции эти были прочитаны Ханной Арендт осенью 1970 г. в нью-йоркской Новой школе социальных исследований. По всей видимости, им предназначалось стать основой для третьей части книги «О жизни ума» (под названием «Суждение»). В несколько более ранней редакции эти лекции читались ею в 1964 г. в университете Чикаго, а материал к теме «Суждение» относится к ее лекциям о моральной философии, которые она читала в 1965 и 1966 гг. в Чикагском университете и в нью-йоркской Новой школе социальных исследований.

Одним из основных мотивов, побудивших Арендт подготовить курс лекций по кантовской политической философии, явилось ее глубокое убеждение в том, что область политического всегда вызывала интерес у Канта, но времени на написание фундаментального труда, который излагал бы в систематическом виде политическую философию мыслителя, у него не хватило. Лишь в последние годы своей жизни, уже после написания «Критик», он пишет несколько небольших сочинений, в которых политическая тематика играет важную роль. В это время, по мнению Арендт, Кант был как никогда близок к созданию своей собственной политической философии, которая могла бы, как и у многих мыслителей древности, стать вершиной его творчества и подводила бы итог всего его многолетнего труда. Очертания этой, так и не увидевшей свет части кантовской философии, все же усматриваются, как полагает Арендт, в небольших текстах позднего Канта, но в наибольшей мере фундамент этого учения угадывается в «Критике способности суждения» (чего, по мнению Ханны Арендт, мог не осознавать и сам Кант).

Важнейшую задачу своих лекций Арендт видит в том, чтобы не только познакомить американских студентов с идеями Канта, но и донести до них сам дух кантовской философии. Возможно, именно поэтому своей критике Канта и изложению собственных взглядов Арендт уделяет второстепенное место. И все же, читая текст лекций, трудно не заметить особый ракурс, под которым она рассматривает кантовские идеи, их специфическое толкование. Эта своеобразная интерпретация кантовской философии у Арендт позволила некоторым исследователям говорить о ее эстетическом кантианстве.

Темы, которые обсуждаются в лекциях, хорошо согласуются между собой: смысл и ценность жизни; враждебность мыслящих людей миру человеческих дел; необходимость критического мышления; защита общего чувства и здравого рассудка; человеческое достоинство; сущность исторической рефлексии; конфликт между прогрессом и автономией индивида; отношение между универсальным и особенным; человеческое суждение. Некоторые факты дают возможность утверждать, что, несмотря на незавершенный характер лекций, Арендт была в целом довольна их содержанием и достигнутыми в них результатами. Более того, можно предположить, что «Суждение», ядром которого должны были стать лекции о политической философии Канта, могло стать вершиной творческого пути Арендт. Однако это так и не произошло. В декабре 1975 г., на 70-м году жизни, она скончалась от инфаркта в Нью-Йорке.

В своих лекциях по политической философии Канта Арендт обращается к кантовской теории эстетических суждений, при этом она рассматривает эстетические суждении как образец для политических. По мнению Арендт, суждения вкуса совершаются спонтанно, без опосредующего участия понятий. Точно так же, минуя понятийный уровень, образуются суждения и в политической сфере. Особый интерес для Арендт представляет убеждение Канта в том, что эстетические суждения являются чем-то большим, чем чисто субъективными восприятиями, что они основаны на общечеловеческом в суждениях о прекрасном и безобразном. Она усматривает параллель между субъективным восприятием разнообразных политических мнений и эстетическими суждениями, которые, хотя и являются индивидуальными, основываются на одинаковых для всех людей общечеловеческих основаниях. Идея общезначимого для всех людей основания в области межчеловеческих взаимоотношений играет важную роль в политической теории Арендт. Лишь благодаря тому, что в основе наших суждений лежит некое общее для всех людей чувство — sensus communis — или, по-другому, здравый смысл, только и возможен полноценный диалог и настоящее взаимопонимание между людьми. Без общего для всех основания никто не сможет услышать и понять другого, монолог не превратится в диалог и тем более в полилог, а это означает смерть настоящей политики (в античном смысле, в каком Арендт и предпочитала понимать это слово) как таковой.

Теперь остановимся несколько более подробно на тех идеях кантовской философии, которые оказали наибольшее влияние на политическую философию Ханны Арендт. Внимание Арендт сосредоточено преимущественно на одном тексте Канта — на его «Критике способности суждения», а в ней почти исключительно на ее первой части — «Критике эстетической способности суждения». Арендт использует кантовское учение об эстетической способности суждения в качестве модели для построения своей собственной теории политической способности суждения, так как, по ее убеждению, характеры вынесения суждения вкуса и политического суждения принципиально не отличаются. Ханна Арендт далеко не случайно выбрала в качестве человеческой способности, конституирующей политическую жизнь человека, именно способность суждения. Способность суждения — это, пожалуй, единственная интеллектуальная человеческая способность в системе кантовского критицизма, в которой наличие других людей играет какую-либо роль.

Рассматривая суждения вкуса в качестве образца для политических суждений, Арендт почти не рассматривает эстетические суждения как таковые. Из кантовской эстетики значимыми для нее являются исключительно отдельные моменты эстетических суждений — например, значение «общего чувства» или «сообщаемость» — которые очень важны для моральных и политических суждений.

В суждениях вкуса человек ссылается на одинаково присущее всем людям sensus communis, или «общее чувство». Арендт усматривает параллель между эстетическими суждениями и разнообразными субъективными восприятиями различных политических мнений и суждений. По ее мнению, хотя политические суждения и являются индивидуальными, но они, подобно суждениям вкуса у Канта, основываются на некоем общечеловеческом и общезначимом «общем чувстве».

У Канта общее [эстетическое] чувство присуще каждому, потому что человеку свойственно испытывать эстетическое удовольствие от созерцания прекрасного, которое не связанно ни с материальной выгодой от прекрасного предмета, ни с чувственным удовольствием от него. Более того, благодаря идее sensus communis у человека появляется возможность освободиться от своих случайных «субьективных частных условий» при вынесении суждения. Это достигается тем, что в представлении о предмете опускается индивидуальное ощущение, а внимание обращается исключительно на формальные особенности своего представления и созданного этим представлением состояния [2, с. 134].

В политических вопросах, полагает Арендт, подобно тому, как это происходит в вопросах вкуса, мы можем только попытаться убедить других взглянуть на вещи под другим углом зрения, но не можем при этом заставить их это сделать посредством апелляции к законам и правилам, как это происходит в области морали или же в науке. В суждениях вкуса человек абстрагируется от своих частных индивидуальных условий и переходит в некую область, в которой отсутствует какой-либо частный интерес и которая по этой причине может стать интерсубъективным постранством между, одинаково общим для всех его участников.

Другая идея Канта, очень важная для Арендт, — это кантовская идея «широкого (расширенного) образа мысли» (Erweiterte Denkungsart). В кантовской идее «широкого образа мысли» Арендт увидела модель субъективного соглашения, к которому мы в итоге хотели бы прийти в публичности. По Канту, широкий образ мысли является максимой способности суждения [2, с. 135]. Для того чтобы выйти за ограничивающие рамки своих индивидуальных условий, человеческий разум должен приложить определенное усилие и попытаться представить себе возможные суждения других людей. Чем больше возможных точек зрения может представить себе мышление, тем шире его характер, тем менее он ограничен собственной изначальной позицией. При этом речь не идет о том, чтобы сделать чужое суждение своим. Думать посредством «широкого образа мысли» означает, скорее, думатъ с позиций другого для того, чтобы прийти к более общей точке зрения, которая не рассматривается при этом как высшая [4, с. 61].

Еще одна важная мысль кантовской философии, которая нашла свое отражение у Арендт, — это «принцип публичности, или сообщаемости». Сообщаемость, или, как его называет Кант в своем трактате «К вечному миру», «трансцендентальный принцип публичности», является у Канта критерием для оценки того, что нравится и что не нравится. Арендт полагает, что способность суждения лишь санкционирует то, что может предстать перед другими участниками в пространстве публичности. Если же наше ощущение принципиально невозможно сообщить другим людям, то мы никогда не придем с ними к согласию в оценке того или иного явления. Иными словами, Арендт видит во всеообщей сообщаемости (или публичности) критерий истинности политического суждения: политическое суждение, по ее мнению, должно, подобно кантовскому суждению вкуса, высказываться открыто и публично, тем самым претендуя на общезначимость и всеобщность [4, с. 67, 81].

В качестве еще одной мысли, которую Арендт заимствует у Канта, следует назвать кантовскую идею «значимости образцов», которую можно обнаружить у Канта в «Критике чистого разума» и в которой примеры являются «подпорками способности суждения» [3, с. 154]. У Канта способность суждения «не поддается обучению, но только может упражняться» [3, с. 154], у Арендт же примеры приобретают значение постольку, поскольку являются тем, на чем способность суждения может оттачиваться, тем самым примерам придается даже большее значение, чем это было у Канта [5, с. 211].

Резюмируя все ранее сказанное, хотелось бы отметить, что в своей политической философии, ядром которой является теория политической способности суждения, Арендт пытается реализовать потенции кантовской системы в области политики, отталкиваясь при этом, что совершенно естественно, от своих собственных представлений о философии Канта. Также не вполне очевидно, что сам Кант стал бы выстраивать свою собственную политическую философию на основании понятий своей теории вкуса, т. е. то, что, собственно говоря, предпринимает Ханна Арендт и что обусловило некоторые трудности, с которыми с необходимостью сталкивается Арендт при построении своей политической философии.

 

Список литературы

  1. Кант И. Религия в пределах только разума // Кант И. Соч.: в 8 т. М., 1994. Т. 6.
  2. Кант И. Критика способности суждения // Там же. Т. 5.
  3. Кант И. Критика чистого разума // Там же. Т. 3.
  4. Arendt H. Das Urteilen. Texte zu Kants politischer Philosophie. Herausgegeben und mit einem Essay von Ronald Beiner. Aus dem Amerikanischem von Ursula Ludz. München/Zürich, 1985.
  5. Arendt H. Vom Leben des Geistes. Bd. I, Denken.: Der Abgrund der Freiheit und der novus ordo saeclorum. München/Zürich, 1985.

 


Данная статья впервые была опубликована в сборнике «Классический разум и вызовы современной цивилизации» (2010):

Саликов, А. Н. Влияние идей Канта на политическую философию Ханны Арендт // Х Кантовские чтения. Классический разум и вызовы современной цивилизации: материалы международной конференции: в 2 ч. /под ред. В. Н. Брюшинкина. — Калининград: Изд-во РГУ им. И. Канта, 2010. Ч. 2. C. 149 — 155.

 

 

 

Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Current month ye@r day *

  • Мы на youtube

    Подпишитесь на наш youtube-канал

  • Подписка

    Новости от Kant-Online
  • Like Academia