Интервью с Моник Кастильо

Моник Кастильо

Моник Кастильо

— Госпожа профессор, расскажите, пожалуйста, что привело Вас к профессиональному занятию философией?

В университете я изучала сразу две специальности: политические науки и философию. В философии я начинала с Канта и Гегеля. Затем я долгое время изучала влияние Канта и Гегеля на последующую философию, на Адорно, Ролза, Хабермаса. А сейчас я занимаюсь преимущественно актуальными вопросами философии, в первую очередь философии политики. Связано это с тем, что сегодня общественно-политические науки все больше и больше испытывают потребность в просвещении со стороны философии и эта задача представляется мне очень интересной. Впрочем, как мне кажется, это может оказать очень интересным и для молодых философов сегодня.

— Какова область Ваших интересов в рамках политической философии, какими проблемами Вы занимаетесь?

Я специализируюсь на проблемах войны и мира, безопасности. Другой областью моих интересов являются глобальные мировые процессы.  Сейчас не так много настоящих войн с применением оружия, но огромное множество конфликтов, причем зачастую в этих столкновениях не принимают участия солдаты: это экономические, религиозные, информационные и другие «войны».  И мир становится все опаснее и опаснее. И у нас нет, как бы это сказать, государственной опоры. Как,  например, Вебер говорил, если у государство есть сила, чтобы защитить нацию, это означает, что государство может начинать и останавливать войны. Но сейчас есть множество конфликтов, и их количество только увеличиваются. Без границ, без конца. И для меня это большой вопрос.

И есть другой большой вопрос, который меня занимает, это деполитизация мира. Как мне кажется, все страны в мире все больше и больше ставят свою политику в зависимость от экономики. Политика все больше и больше подчиняется экономике и заботиться преимущественно об экономическом процветании. И государства полагают, что только экономические и социальные вопросы имеют значение, то политика начинает постепенно умирать.  Это означает, что мир все больше и больше деполитизируется.

— Могут ли философия и философы сыграть здесь какую-либо роль?

Хороший и действительно важный вопрос. Для Канта философы должны выполнять роль спасителей политики. Сегодня это все сложнее, потому что существуют масс-медиа и они играют все возрастающую роль. И политика сегодня обязана быть успешной, либо, по крайней мере, выглядеть таковой в средствах массовой информации. Тем не менее,  я считаю, что философы должны оказывать большее влияние на общественно-политическую жизнь общества, чем они это делают сейчас. Возможно, для этого им необходимо использовать специальный язык, чтобы быть услышанными политиками.   Политики, ученые должны говорить друг с другом.

Другой важной миссией философов должна стать культивация человека. Изучая человека, мы привыкли обращаться к социальным наукам, этнологии и т.д. Но социальные науки говорят о человеке как о предмете. И постепенно мы забываем свою культуру и привыкаем рассматривать человека и человеческую культуру как некие отвлечённые предметы, с исторической точки зрения. Если в мире существует множество конфликтов, то это результат потери воспитания и культуры у современных людей. Проблема современного мира в том, что люди теряют свою культуру. Если люди не имеют религиозной культуры – это очень плохо. Быть религиозным – не означает еще слепой веры в религиозные догмы. Но даже слепая вера зачастую лучше, чем не имеет вообще никакой веры. Во Франции многие студенты верят, что толерантность означает абсолютный релятивизм, т.е. полное отсутствие какой-либо веры. И я думаю, что это очень плохо, это не правильно. Потому что они не знают свою собственную культуру. Потому что, к примеру, демократия имеет христианские корни. Братство, равенство и свобода –все это имеет христианские корни. Но сегодня все это забывают.

Когда я читаю доклады перед нехристианской публикой, то все соглашаются со мной, что сегодня одной из серьезнейших проблем в мире является недостаток духовности. Сегодня в Европе есть толерантность, но  крайне не хватает духовности. Чтобы исправить эту ситуацию, европейцам необходимо понять, что толерантность не означает потерю культуры и идентичности. Можем ли мы каким-то образом воспитывать духовность? Можем! В этом нам должна помочь литература и философия. Прекрасным примером может служить творчество Достоевского, Толстого, Бердяева – это писатели, которые не только философичны, но которые при этом несут духовность.

— Чем сегодня интересен Кант для французов?

Кант интересен французам, прежде всего, из-за своего отношения к Великой французской революции. Кант был против всех революций, кроме одной – Французской. И в «Споре факультетов» Кант пишет о том, что мы должны рассматривать революцию не из перспективы ее участника, но с точки зрения постороннего наблюдателя. Мировая публика должна присутствовать в качестве идеи. И я считаю кантовскую идею публичности очень хорошей идеей. Во Франции было что-то похожее по отношению к Октябрьской революции, многие относились к ней в свое время очень положительно, потому что людям был нужен новый мессианизм, новое спасение человечества  и человечности посредством политики. Но революция – это насилие …

Другая причина интереса к Канту во Франции – это космополитизм, потому что люди, философы, экологи, пытаются найти в космополитизме новые возможности для переосмысления отношения к миру, к природе и к другим людям. И космополитизм дает такую возможность. Поэтому одним из наиболее популярных направлений исследования, связанных с Кантом, сегодня во Франции является экологический космополитизм.

 

Беседовал Алексей Саликов

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

Current month ye@r day *