Интервью с профессором Калинниковым о предстоящих Кантовских чтениях

Помимо образования просвещение содержит нормативно-практическую сферу и задаёт ценностную структуру личности

Леонард Калинников

Леонард Калинников

Леонард Калинников

 

С 21 по 23 апреля в Калининграде в БФУ им. Канта пройдёт международная конференция XI Кантовские чтения. Мероприятие приурочено к 290-летию со Дня рождения нашего прославленного земляка. В Чтениях примут участие около 100 кантоведов из России, Белоруссии, Германии, Франции, Японии, Австрии, Италии, США, Бразилии, Литвы, Польши, Киргизии, Латвии. Накануне значимого для региона события, которое проходит в Калининграде раз в 5 лет, директор Института Канта, председатель оргкомитета Чтений, профессор Леонард Калинников вкратце рассказал Валентину Балановскому о замысле конференции.

 

— Почему тематика трактата Канта «Ответ на вопрос: Что такое просвещение?»  вынесена как основное смысловое содержание предстоящих Чтений. Ведь наверняка 230-летний юбилей первого издания трактата было причиной важной, но не единственной?

 

— Конечно, 230-летие трактата «Ответ на вопрос: Что такое просвещение?» является, скорее, формальным поводом. Также 230 лет исполняется другому трактату Канта «Идея всеобщей истории во всемирно-гражданском плане». Причём он вышел как раз в апрельские дни 1784 года, а «Ответ на вопрос…» — только в конце года. Кстати в этом же году Кант написал рецензию на гердеровские «Идеи к философии истории человечества». То есть весь 1784-й год в его жизни проходит под знаком размышлений о философии истории.

Главным же образом дело заключается в том, что просвещение в современном мире и образование в современном мире становятся одной из сложнейших проблем человечества в целом. Наука сегодня ушла сильно далеко вперёд по сравнению с общим уровнем знаний и коллективного сознания. Поэтому общественное сознание становится абсолютно ненаучным. А потому появляется вера во всевозможные суеверия, чудеса.

Проблема эта становится острейшей, потому что снижается и уровень образования. Сегодня не то что не учитывается новейшее состояние науки, но даже та классическая наука, которая блестяще преподавалась в российской системе образования, утрачена. Сегодняшние школьники зачастую не знают даже классической физики, химии, биологии, не говоря уже о новейшем состоянии знания.

Естественно, что проблема просвещения требует серьёзного философского осмысления.

 

— Что ожидается на этих Кантовских чтениях? Какое их главное отличие от предыдущих?

 

— В первую очередь в том, что эти Кантовские чтения направлены на поиск решения озвученной мной задачи. Работа конференции спланирована так, чтобы учёные дали в итоге хотя бы приблизительные, общие ответы на поставленные вопросы, чтобы потом можно было детально углубляться в решение этих проблем.

Ожидаемые нами результаты в первую очередь связаны с самим понятием просвещённости в современном мире. Что значит быть просвещённым человеком сегодня? И тут как раз, на мой взгляд, трактат Канта даёт возможность найти ответы на эти вопросы в настоящее время. Кант, естественно, нисколько не отвергал необходимости широкой эрудиции, универсальной образованности любого человека. Он подчёркивает, что исторический прогресс органически связан с ростом знаний, образованности людей. Но мысль Канта состоит в том, что этого совершенно не достаточно, что знания – это ещё не всё содержание просвещённости человека.

 

— Как говорил Гераклит, многознание уму не научает.

 

— Совершенно верно. Главное в просвещённом человеке – это не его эрудиция, а способность её применить, воплотить на практике. Вообще организацией своей жизни в соответствии с принципами Просвещения. Мало того, ведь Кант подчёркивает совсем другую сторону дела, то, что обычно ускользает, когда мы имеем дело с системой образования, где зачастую отождествляется образованность и просвещённость, что совершенно неверно. Потому что помимо образования просвещение содержит нормативно-практическую сферу и задаёт ценностную структуру личности. У просвещённого человека должна быть сформированная система высших ценностей, сформированная система способов достижения этих ценностей, сформированная мораль. И это – главное в Просвещении с точки зрения Канта. И это совершенно «уплывает» в современном понимании Просвещения, что, пожалуй, является серьёзным недостатоком, с которым нужно решительно бороться. Требуется решительный перелом в этом отношении.

 

— Почему география XI Кантовских чтений настолько обширна?

 

— Я, конечно, связываю, это, во-первых, с тем, что мы празднуем 290-летний юбилей. Вся кантоведческая общественность мира чувствует приближение решающего момента – это 300 лет со Дня рождения Канта. Остаётся всего на всего 10 лет. Это, конечно, одна из причин активизации интереса к Канту. Люди уже начинают думать о том, как мы встретим эту знаменательнейшую годовщину.

Но дело ещё и в остроте поставленной проблемы. Она является универсальной, всемирной и характерна вовсе не только для России. Именно поэтому столь широкий отклик у философов всего мира нашла тема XI Кантовских чтений.

 

— Раз уж мы заговорили о 300-летнем юбилее Канта, не могли бы вы сформулировать перспективные задачи кантоведения, которые должны быть решены в ближайшие 10 лет, чтобы эта область философии вышла на новый уровень?

 

— Кантоведение находится в ситуации «конца века», которая характерна для различных областей человеческой деятельности. Это – рубежное время  подведения итогов и поиска перспектив.

Что касается кантоведения, то я бы, прежде всего, выделил и поставил в качестве фундаментальной задачу осмысления и обобщения всех тех результатов, что получены на протяжении XX столетия в данной области. Особенно в последние 40 послевоенных лет, когда кантоведение приобрело новое дыхание и выбралось на передовые рубежи в мировой философской науке. В свете этих достижений требуется создание новых обобщающих трудов, излагающих систему как целое. По частям относительно тех или иных идей Канта сделано чрезвычайно много уточнений. Теперь нужны новые обобщающие труды системного характера. Старые изложения системы, какие мы имеем в трудах неокантианцев, в свете последних достижений кантоведения устарели, и нужен новый подход.

Кроме того, требуется серьёзная работа философов-кантоведов для того, чтобы показать преимущества кантовской системы по сравнению с другими направления и школами философии в современном мире. Необходимо осознать эти преимущества и, конечно, значительно шире пропагандировать идеи Канта сегодня. Потому что кантовская система – это идеи нашего, XXI столетия. Те проблемы, задачи и способы их решения, предложенные Кантом, что становится сейчас очевидным, это не утопия, а программа для реальных действий. Безусловно, необходимо уточнение этих идей, соотнесение с современным состоянием культуры.

Ещё я бы в качестве задачи выделил бы проблему гармоничного видения природы сознания человека. Должно прийти понимание того, что функция моделирования ценностей в современном мире и оценивания современного состояния дел с позиций ценностных идеалов, программирование нормативно-технологических сторон действия человека, ориентация этих технологий на ценности – это те важнейшие задачи, которые должны стоять перед общественным сознанием.

 

— Кого из пленарных докладчиков вы могли бы выделить? Чем могут быть интересны их доклады широкой аудитории?

 

— Выделить кого-либо по значимости довольно сложно. Каждый доклад чрезвычайно интересен.

Например, Кантовские чтения открывает пленарный доклад профессора из Парижа Моник Кастильо «Самокритика как конечная судьба европейского Просвещения?». Его суть заключается в том, что проблема Просвещения в современном мире, конечно, чрезвычайно остра, потому что наличествуют антипросвещенческие идеи антисциентистского характера, которые доказывают, что просвещенческий глобализм и оптимизм – это то, от чего современное общество должно отказаться. Доклад, в котором анализируются эти тенденции и показывается, что антипросвещение влечёт мир только в тупик, что нужно уметь исправлять недостатки Просвещения, по моему мнению, чрезвычайно остр и интересен.

Или возьмём профессора из Марбурга Вернера Штарка «Моральная теология и космологическое доказательство. Комментарий к одной незамеченной записке Канта». Там рассматривается проблема отношения морали и религии – фундаментальная проблема всего мира и нашего общества, уповающего на то, что религия выведет нас на широкие и правильные дороги. Это упование, на мой взгляд, напрасно. Мы уже видим, и об этом говорит исторический опыт, что бывали времена, когда религия опиралась на мощь государства, и, тем не менее, ничего не смогла в этом смысле кардинально решить. Тем более в современном мире упование на силу религии, которая должна сама разобраться со всеми нравственными проблемами современности – это не очень удачная затея.

Таким образом, какой бы мы доклад не взяли, все они чрезвычайно злободневны. Поэтому всех тех, кто заинтересован мы желали бы видеть в аудиториях Кантовских чтений.

 

— А о чём ваш пленарный доклад?

 

— Мой доклад «Прыжок из мира Просвещения» может быть интересен тем, что в нём даётся понимание сущности идей Просвещения в их собственной глубине, а не так, как они были представлены XVIII веком – веком Просвещения. Одно дело та конкретная форма Просвещения и просвещённого общества, которые представляет  XVIII век, и совсем другое дело Просвещение как таковое, как универсальная тенденция человечества. Канту в этом смысле принадлежит решающая роль. Он «выпрыгивает» из этой ограниченной формы Просвещения, открывает перспективы Просвещения как такового, даёт видение его подлинных интенций. И в свете современного состояния проблемы это чрезвычайно важно.

 

Как можно привлечь к изучению наследия Канта молодёжь и нужно ли это делать?

 

— Начну с последнего. Привлекать молодёжь к изучению Канта совершенно необходимо, ведь его идеи – это фундамент возможности целостного взгляда на мир, серьёзной ориентации в современном мире, которая становится всё более и более сложной проблемой. Люди сегодня теряют связи с реальностью, уходят в компьютерные миры, виртуальные области жизни сознания и выпадают из реальной жизни. И это становится фундаментальнейшей проблемой. Конечно, нужно вовлекать молодёжь, потому что базисные принципы такой целостной и сложной философской системы как у Канта совершенно необходимы для нормального, естественного бытия в мире.

Что касается средств, то, как известно, все дозволенные средства хороши. В условиях нашего университета можно было бы учредить для молодёжи кантовские премии, значимые финансово, которые давались бы за лучшую работу о Канте в минувшем году. Это было бы, конечно, важным шагом к тому, чтобы побудить молодёжь изучать наследие философа, заниматься теми проблемами, которые занимали самого Канта и занимают нас. Было бы хорошо, если бы областные власти учредили какие-нибудь кантоведческие исследовательские гранты.

Кроме того, на мой взгляд, нужны средства на издание трудов Канта. Потому что когда тома кантовских работ стоят под 800-1000 рублей, это, конечно, немыслимо для широкой публики. Нужна дотация, надо издавать эти работы так, чтобы они были по карману любому студенту, любому интересующемуся человеку. А значит, стоили бы 50-100 рублей.

Также, необходимо обращение к этике в современных школах. Ведь сегодня этика как дисциплина отсутствует, или представлена в таком виде, в каком она не имеет воздействия. Строить этику необходимо на фундаменте кантовской модели, чтобы основой курса был категорический императив, чтобы каждый школьник знал законы нравственного поведения человека, которые делают поведение моральным, человеческим.

 

Беседовал к. филос.н. Валентин Балановский

  • Мы на youtube

    Подпишитесь на наш youtube-канал

  • Подписка

    Новости от Kant-Online
  • Like Academia