Самохвалов К.Ф., Самохвалова В.К. Об антиномиях Канта современным языком

К.Ф. Самохвалов

К.Ф. Самохвалов

Говоря о трансцендентализме и априоризме в теоретической философии Канта, представляется небесполезным спросить: как мог бы Кант подать своё изложение антиномий, будь он нашим современником, разделяй он нашу стандартную терминологию, и, тем не менее, не изменяй он своим фундаментальным воззрениям?

Цель настоящей публикации — дать пробный ответ на этот вопрос.

1. Предельно упрощая разговор, можно сказать, что с современной точки зрения любая научная теория h — это гипотетическое утверждение вида

\forall x \left (\left ( \left ( RF\left ( x \right ) \right )\wedge S_{h}\left ( x \right ) \right )\Rightarrow W_{h}\left ( x \right ) \right ), \left ( 1 \right )

где квантор » относится к области всех возможных объектов внимания, а предикаты RF, Sh, Wh имеют следующие смыслы:

RF(x) — «x есть фрагмент реальной действительности»;

Sh(x)  — «x есть возможный предмет теории h», или «x является одним из тех объектов внимания, которые мы, высказывая h, объявляем интересными»;

Wh(x) — «x есть возможный мир теории h», или «x является одним из тех объектов внимания, к которым мы, высказывая h, рекомендуем относиться как к реальным фрагментам действительности».

Предполагается, что предикаты Sh и Wh задаются автором теории, тогда как частичный (на классе всех возможных объектов внимания) предикат RF принципиально не подлежит авторскому определению: он задан самой действительностью. Выбор Sh мотивируется желаемой областью исследования, а выбор Wh — характером высказываемого гипотетического утверждения. Иными словами, Sh — это то, о чём говорит теория h, Whчто она говорит.

Говорят, что объект (внимания) a согласуется с теорией h, если

(RF(a))\wedge S_{h}(a))\Rightarrow W_{h}(a),(2)

В противном случае говорят, что объект a опровергает теорию h, или является фальсификатором для h.

Таким образом, теория h, сформулированная как гипотетическое утверждение (1), есть следующее предположение о реальности: реальность такова, что для любого объекта внимания выполняется  условие (2). Принимая такую теорию, мы тем самым считаем, что любые объекты внимания не являются фальсификаторами для h.

Если теория h  такова, что она заведомо не опровержима, то её называют априорным знанием.

В любом другом случае её называют апостериорным знанием.

Если  объём предиката Wh включает объём предиката Sh, то теорию h называют аналитическим знанием.

В любом другом случае её называют синтетическим знанием.

Если объём предиката Wh пуст, а объём предиката Shнет, то теорию h называют абсурдом. При этом она либо опровергается (в случае непустого пересечения объёмов предикатов RF и Sh), либо бессодержательна (если объёмы предикатов RF и Sh не пересекаются, и в чём мы никогда не можем быть уверенны, так как предикат RF мы никогда до конца не знаем).

Легко понять, что в указанных терминах справедливы следующие утверждения: 1) теория h является априорным знанием тогда и только тогда, когда она является аналитическим знанием; 2) всякий абсурд — (вырожденное) синтетическое знание; 3) не существует априорного синтетического знания.

Таким образом, стандартные современные представления о научной теории не согласуются с кантовским убеждением, что имеется априорное синтетическое знание. Довольно часто это рассогласование используется как основание для критики Канта.

2. Однако Кант мог бы следующим образом противостоять такой критике. Он мог бы подчеркнуть, что предпосылкой представления научной теории в виде (1) является убеждение, что автору теории h в момент формулировки её ничего не известно о предикате RF кроме того, что он, возможно, не всюду определён на области всех доступных сознанию объектов внимания. Кант мог бы далее утверждать, ссылаясь на свой “коперниканский переворот”, что эта предпосылка не верна. На самом деле о предикате RF, заранее известно, что он удовлетворяет условию

\forall x((RF(x)\vee \overline{RF(x)})\Rightarrow Tr(x)),(3)

для некоторого раз и навсегда фиксированного предиката Tr, отдельные свойства которого поддаются вразумительному описанию. А раз так, то условие (3) говорит о том, что предикат Tr играет роль необходимого условия осмысленности предиката RF, или, иными словами, роль необходимого условия возможности любого опыта.  Поэтому Кант мог бы настаивать, что вместо прежнего определения научной теории h  как гипотетического утверждения вида (1) следует пользоваться новым определением научной теории h как гипотетического утверждения вида

\forall x (Tr(x)\wedge RF(x)\wedge S_{h}(x))\Rightarrow W_{h}(x).(4)

И, соответственно, вместо того, чтобы определять согласование объекта внимания a с теорией h  условием (2), определять это согласование условием:

(Tr(a)\wedge RF(a)\wedge S_{h}(a))\Rightarrow W_{h}(a). (5)

Если при этом все остальные определения оставить прежними, то, как легко понять, окажется возможным наличие априорного синтетического знания. Таким знанием будет, например, всякая теория h вида (4), у которой  объём предиката Wh не включает в себя объём предиката Sh, а объёмы предикатов Sh и Tr не пересекаются[1].

Чтобы задать любую конкретную теорию вида (1), автору такой теории достаточно описать какие-то конкретные (каждый раз свои) свойства всего лишь двух предикатов Sh и Wh. Но чтобы задать любую теорию вида (4), автору теории нужно, помимо (подходящих для данного случая) описаний предикатов Sh и Wh, иметь ещё какое-то конкретное описание предиката Tr. А так как это описание предиката Tr предполагается одним и тем же для всех возможных теорий, то Кант вполне бы мог назвать это описание «трансцендентальной логикой (аналитикой)». Разумеется, это описание предиката Tr, как и описания всевозможных предикатов Sh и Wh, должно базироваться на обычной логике, но чтобы быть обоснованным, оно обязательно должно проводиться, мог бы аргументировать Кант, в таких терминах, как время, пространство, категории рассудка, трансцендентальный субъект, трансцендентальное единство апперцепции и т.д.

Детали такой аргументации — отдельный разговор, подробности которого за рамками настоящего доклада. Однако важен предполагаемый общий вывод из этого разговора. А именно: предикат Tr понимается в упомянутом описании таким образом, что для любого объекта внимания x, если хотя бы один существенный признак этого x является нечувственным (сверхчувственным, только мыслимым, не подлежащим восприятию органами чувств, трансцендентным чувственности, не эмпирическим и т.п.), то не верно, что Tr(x).

Учитывая этот вывод, можно немедленно привести пример априорного синтетического знания. Для этого достаточно рассмотреть теорию вида (4), в которой под Sh понимается предикат «быть принципиально невидимым пятном», а под Wh — предикат «быть красным пятном». Более того, легко найти пример априорного синтетического знания даже среди абсурдов. Для этого достаточно рассмотреть теорию вида (4), в которой под Sh по-прежнему понимается предикат «быть принципиально невидимым пятном», а под Wh — предикат «быть красным и не красным пятном».

Очевидно, что таких априорных абсурдов можно указать сколь угодно много. Кроме того, не исключено, что некоторые из них могут быть полезны в том смысле, что они могут играть роль «регулятивных» принципов познания, выполняя функции, аналогичные тем, что присущи «идеальным» высказываниям Гильберта в математике или «теоретическим конструктам» в физике. В таких случаях оправданно называть соответствующие априорные абсурды по-особому. Кант предпочёл название «антиномии чистого разума».

Кант указал  четыре антиномии.  Рассмотрим их.

Первая антиномия:

\forall x((Tr(x)\wedge RF(x)\wedge S_{1}(x))\Rightarrow W_{1}(x)),

где S1(x) — сокращение для «x есть мир в целом», W1(x) — для «x конечен в пространстве и времени (тезис), и x бесконечен в пространстве и времени (антитезис)».

Вторая антиномия:

\large \forall x(((Tr(x))\wedge RF(x)\wedge S_{2}(x))\Rightarrow W_{2}(x)),                                                                                                                                       

где S2 (x) — сокращение для «x есть сложная субстанция», W2 (x) — для «x состоит из простых частей (тезис), и x не состоит из простых частей (антитезис)».

Третья антиномия:

\forall x (Tr(x)\wedge RF(x)\wedge S_{3}(x))\Rightarrow W_{3}(x),                                                                                                                                   

где S3 (x) — сокращение для «x есть свободная (первая) причина всех явлений мира», W3(x) — для «x имеет место (тезис), и x не имеет места (антитезис)».

Четвёртая антиномия:

\forall x (Tr(x)) \wedge RF(x) \wedge S_{4}(x))\Rightarrow W_{4}(x),                                                                                                                                           

где S4 (x) — сокращение для «x есть безусловно необходимое существо», W4 (x) — для «x есть часть или причина мира (тезис), и x не сеть часть или причина мира (антитезис)».

Легко убедиться, что каждая из этих антиномий действительно является априорным абсурдом. Для этого достаточно отметить себе, что все четыре предиката S1, S2, S3, S4 выделяют из класса всех мыслимых предметов внимания такие объекты, каждый из которых не может быть воспринят эмпирически: объект «мир в целом», объект «сложная субстанция», объект «свободная (первая) причина всех явлений мира», объект «безусловно необходимое существо».

3. Мы видим, таким образом, что предлагаемая современная трактовка антиномий чистого разума как априорных абсурдов логически последовательна. Однако для полноты картины нужно всё-таки не пропустить вопрос: почему Кант привёл всего четыре антиномии, тогда как априорных абсурдов можно указать сколь угодно много? Ответ, на наш взгляд в том, что Канта интересовали не все возможные антиномии, а только те, которые интересны как «регулятивные» принципы познания лишь в области рациональной космологии.

__________________________________________________________________

Данная статья впервые была опубликована в сборнике «Кант между Западом и Востоком» (2005):

Самохвалов К.Ф., Самохвалова В.К. Об антиномиях Канта современным языком// Кант между Западом и Востоком. К 200-летию со дня смерти и 280-летию со дня рождения Иммануила Канта: Труды международного семинара и международной конференции: В 2 ч./ Под ред. В.Н. Брюшинкина. Калининград: Изд-во РГУ им. И. Канта, 2005. Ч.II. C. 69 – 73.

 


[1] Точнее говоря, всякая теория, удовлетворяющая условиям:  formula— должна считаться синтетической априори. Здесь Tr, Wh, Sh — объемы предикатов Tr, Wh, Sh соответственно.

Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Current month ye@r day *

  • Мы на youtube

    Подпишитесь на наш youtube-канал

  • Подписка

    Новости от Kant-Online
  • Like Academia